О проекте | Новости | Регистрация | Контакт
eMail: Пароль:
История Городов и Сёл

 Горловка,
Горловка - Донецкая область

Донецкая обл.

Горловка
  Гольмовский
  Зайцево
  Озеряновка




История национального движения Украины Малорусская Народная Историческая Библиотечка
Страница памяти жертв Талергофа и военного террора во время I-ой Мировой Войны в Галичине Вестник юго-западной Руси


Каревин, А.С. Русь нерусская. Как рождалась "рiдна мова"

Русская Галиция и "мазепинство"

Каревин, А.С. Русь нерусская. Как рождалась "рiдна мова"






<< Том Донецкая область, стр. 249-273 >>

/249/

Горловка

Горловка

Горловка — город областного подчинения, один из крупнейших промышленных центров Донецкой области. Расположена в 50 км от областного центра Донецка. Железнодорожный узел. Город делится на три района: Центрально-Городской, Никитовский и Калининский. Население — 341,6 тыс. человек. Городскому Совету подчинены Гольмовский и Зайцевский поселковые и Озеряновский сельский Советы, а также поселки Пятихатки и Федоровка.

Первые поселенцы на территории нынешней Горловки появились в начале XVIII в., когда запорожские казаки основали хутора вдоль рек Корсуни, Железной и Кодымы. Селились здесь и беглые крепостные крестьяне. Наличие свободных земель, лесов, черноземная почва создавали благоприятные условия для возникновения населенных пунктов, а большие запасы строительного камня, песка и глины обеспечивали переселенцам возможность сооружать жилища и хозяйственные постройки. Со второй половины XVIII в. эта территория начала заселяться еще более интенсивно русскими и украинскими крестьянами. Для укрепления границ Русского государства от турецко-татарской агрессии царское правительство формирует славяносербские поселенские полки, в состав которых входили бежавшие от австрийского гнета сербы, хорваты, словены, а также украинские и русские крестьяне и казаки. Полки делились на роты, основывавшие отдельные селения. Так в 1754 году возникло село Государев Байрак (ныне это территория Калининского района Горловки). В эти же годы зимовники и хутора вдоль балки Сухой Яр и в урочище Жеваный Лес слились, образовав слободу Зайцево, часть которой жители назвали Никитовкой — по имени одного из ее жителей Никиты Девятилова (в настоящее время Никитовка входит в Никитовский район Горловки, а Зайцево подчинено Горловскому городскому Совету). Население слободы увеличивалось за счет переселенцев из Черниговщины, Полтавщины и других мест и уже в 1795 году составляло 6514 человек. В течение 1800— 1805 гг. часть из них переселилась на новые земли. Так образовались хутора Щербиновский и Беленовский. Одновременно с Зайцевом возникла слобода Железная (в 1925 году слилась с Горловкой). Заселялась она преимущественно переселенцами из Слободской Украины. В 1884 году здесь проживало уже 571 семейство (3529 человек){Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии, т. 2. Бахмутский уезд, стр. 34, 35.}. Большинство жителей населенных пунктов Зайцева, Железной, Государева Байрака являлись государственными крестьянами. Основным занятием населения было хлебопашество, скотоводство, охота и пчеловодство.

В начале XIX в. в районе слобод Зайцева, Железной и хуторов Щербиновского и Беленовского открыты залежи угля, что привело к появлению мелких шахт, принадлежавших крестьянам. В 1839 году на всех шахтах Зайцева и Железной было добыто около 200 тыс. пудов угля. Использовался он как топливо, а также в кузнечном деле. Часть вывозилась обозами в Харьков. Быстрыми темпами угольная промышленность в/250/ Донбассе начала развиваться только после отмены крепостного права, когда появилось много дешевой рабочей силы, а также повысился спрос на уголь в связи со строительством железных дорог и развитием металлургического производства. Осенью 1867 года на землях, принадлежавших ранее крестьянам Железной, Никитовки и других слобод, начались работы по прокладке Курско-Харьковско-Азовской железной дороги. В 6 км к юго-востоку от Никитовки в том же году появились бараки для рабочих-строителей, мастерские и другие строения. Так было положено начало рабочему поселку, а со временем и железнодорожной станции, названным в честь горного инженера П. Н. Горлова Горловкой.

Во время изыскательных работ в связи со строительством железной дороги было обнаружено богатое угольное месторождение, уже частично эксплуатировавшееся крестьянами слободы Железной. Проведенные предварительные подсчеты запасов угля и исследование его качества подтвердили предположения инженера П. Н. Горлова о возможности и целесообразности строительства на этом месте угольных шахт. В 1867 году для добычи угля были приспособлены две крестьянские шахты, находившиеся у трассы железной дороги. Добытый на них уголь первоначально использовался как топливо для водокачек и паровозов на донецком участке дороги. От этих шахт и ведет начало нынешняя ордена Ленина шахта «Кочегарка». В сентябре 1871 года здесь же началось строительство крупного рудника из двух шахт, названного «Корсунской копью № 1». Сооружением его занималось «Общество Южнорусской каменноугольной промышленности»—крупная капиталистическая компания в центральном районе Донбасса. В январе 1874 года «Корсунская копь № 1» была введена в строй. Она включила в себя и все горные выработки ранее реконструированных П. Н. Горловым крестьянских шахт. В то время это было крупнейшее предприятие угольной промышленности Донбасса. В 1879 году здесь добывалось свыше 5 млн. пудов угля и работало более 1000 человек{«Горный журнал», 1882, № 9, стр. 252, 253; П. И. Фомин. Горная и горнозаводская промышленность Юга России, т. 1. X., 1915, стр. 42.}. В большинстве своем это были сезонные рабочие. Они приходили без семей лишь на осенне-зимний период, а весной, с началом сельскохозяйственных работ, возвращались в свои деревни. Но уже в 80-х годах кадровых горняков, работавших пять и более лет, на шахте было около 40 проц. от общего количества рабочих.

На протяжении четверти века в «Обществе южнорусской каменноугольной промышленности» господствовали русские предприниматели. Однако французские капиталисты начали скупать акции общества и в конце XIX в. стали хозяевами этой компании. Увеличив основной капитал общества до 4 млн. рублей, они приобрели более 1000 десятин земли и построили новые рудники: в 1889 году — № 5 «Альберт» (ныне шахта им. В. И. Ленина), в 1897 — № 8 «Альфред» (в настоящее время шахтоуправление им. Гаевого). При каждой шахте были сооружены сортировочные фабрики, а при «Корсунской копи № 1» — коксовые печи. При шахте № 8 «Альфред», согласно договору с военным ведомством, было налажено производство брикетов для кораблей Черноморского флота. Все эти технические мероприятия, строительство новых шахт, а также жестокая эксплуатация рабочих позволили только «Обществу южнорусской каменноугольной промышленности» в 1889 году добыть 42 млн. пудов угля и произвести 12 млн. пудов кокса{В. М. Коробков. Горнопромышленный указатель Донецкого бассейна. X., 1901, стр. 156.}. В 1899 году иностранные капиталисты основали в Горловке «Бельгийское анонимное общество Государевобайракских каменноугольных копей», а в 1900 году — «Общество Никитовских копей». Вокруг шахт возникали рабочие поселки, значительно расширился и поселок вокруг «Корсунской копи № 1» (непосредственно сама Горловка), где в 1898 году проживало более 7 тыс. человек. Пополнение рабочего класса Горловки шло за счет разорившихся крестьян и кустарей из Екатеринославской, Курской, Харьковской, Орловской, Смоленской, Воронежской, Тамбовской и других губерний. Все больше применялся женский и детский труд. Женщины, как правило, работали на поверхности, а маленькие труженики — в шахтах коногонами, лампоносами, дверничными, а также выборщиками породы. Более тысячи рабочих было занято на построенном бельгийской компанией в 1897 году машиностроительном заводе{«Горный журнал», 1906, № 12, стр. 321.} (теперь ордена Трудового Красного Знамени машзавод им. С. М. Кирова). Он имел литейный, кузнечный, котельный, модельный цехи, механическую мастерскую и изготовлял оборудование для шахт и металлургических предприятий. Рядом с заводом возник поселок, в котором уже в 1899 году проживало около 3 тыс. человек. Вскоре этот заводской поселок слился с «центральной колонией» Горловки.

В конце XIX в. вокруг Горловки возникают и другие предприятия. В 1879 году горный инженер А. В. Миненков открыл здесь месторождения киновари{Газ. «Южнорусский горный листок», 1881, № 6. стр. 114.}. На арендованных у крестьян землях он основал товарищество для разведки киновари и пробурил пять скважин. Впоследствии это месторождение прибрало к рукам «Товарищество ртутного производства А. Ауэрбах и Ко». Осенью 1885 года началось строительство шахты по добыче киновари, а затем завода для производства ртути, где 14 декабря 1886 года была получена первая в России ртуть{«Горный журнал», 1917, № 1, стр. 190.}. В 1887 году завод дал 4 тыс. пудов ртути, а к концу XIX в. увеличил ее производство в несколько раз{Там же, стр. 196; Россия. Полное географическое описание нашего отечества, т 14. Новороссия и Крым, стр. 379.}. Россия перестала закупать этот ценный металл за границей и даже начала экспортировать его в другие страны./251/

В 1893—1895 гг. построены алебастровый, кирпичный и цементный заводы. В Горловке работали каменный карьер, несколько вальцовых мельниц, маслобойный завод.

В первых десятилетиях XX в. промышленное развитие Горловки характеризовалось дальнейшим усилением концентрации производства. В течение 1906 — 1910 гг. все местные шахты объединил синдикат «Продуголь». Владельцами многих предприятий являлись иностранные капиталисты, которые варварски использовали природные богатства и жестоко эксплуатировали рабочих. В погоне за наживой предприниматели не заботились о людях. Шахтеры работали по 12 часов в сутки во мраке, в пыльной, насыщенной углекислым газом атмосфере, при свете коптящей шахтерской лампочки, иногда по колено, а то и по пояс в воде. В песне саночника, которую сложили шахтеры Горловки, были такие строки:

Опустили меня в шахту

И по штреку провели.
Нарядили тогда в лямку
Да и в санки запрягли.
Меня гонят, как скотину,
И трет цепка по ногам,
Я содрал себе всю спину,
Кровь струится по бокам...
{Газ. «Кочегарка», 27 октября 1937 г.}

Обвалы, пожары и взрывы на шахтах были обычным явлением. Только 12 марта 1889 года на руднике № 1 от взрыва газа погиб 31 рабочий{ЦГИА СССР, ф. 1405, оп. 100, д. 5737, лл. 38, 39.}. В декабре 1902 года на Государевобайракском руднике в результате взрыва были засыпаны углем и породой 9 человек, а через некоторое время на той же шахте — еще 18 шахтеров. В 1904 году число увечий на каждую тысячу работающих достигло 430, т. е. почти каждый второй получил травму{Там же, ф. 37, оп. 58, д. 364, лл. 292—294.}.

Не менее тяжелым и опасным был труд на ртутных рудниках и заводе. Рудокопы работали по 12 часов в смену, рабочие завода — по 10 часов. Многие из них отравлялись ртутными парами и газами. В 1904 году из 2 тыс. рабочих, занятых на предприятии, нетрудоспособными признаны более 600 человек{Там же, ф. 23, оп. 20, д. 32, л. 123.}. Потерявших трудоспособность увольняли, оставляя без средств к существованию. За свой опасный, тяжелый, изнурительный труд большая часть рабочих получала низкую заработную плату и не могла обеспечить семью, создать сносные условия для существования. Стоимость жизни одного взрослого человека колебалась от 12 до 16 руб. в месяц, а месячный заработок в 1901 году у забойщика составлял 36 руб., у других рабочих— 24—30 руб. в месяц{Л. Либерман. В стране черного золота. М.—Л., 1926, стр. 41.}. Предприниматели широко пользовались приемами открытого и скрытого снижения зарплаты — штрафами, обсчетами и обманами, выдачей части заработка талонами в заводские и рудничные лавки.

Жестокая эксплуатация, гнет и политическое бесправие толкали передовых рабочих на борьбу против капитализма и самодержавия. В апреле 1895 года произошла стачка рабочих рудника № 5 «Альберт».

Особенно упорный характер носила забастовка на «Корсунской копи № 1» в мае 1896 года, в которой приняли участие 650 шахтеров. Она продолжалась несколько дней. Это выступление было вызвано снижением оплаты труда перевозчиков угля. Бастующие требовали увеличить заработок и наказать табельщиков, обсчитывавших шахтеров. Владельцы рудника вызвали полицейских и жандармов. Стачка была подавлена, а 20 наиболее активных рабочих арестованы и брошены в бахмутскую тюрьму{О. А. Парасунько. Положение и борьба рабочего класса Украины (60—90-е годы XIX в.), стр. 517—519.}.

Крупная стачка горняков, вызванная снижением расценок на 10—15 проц., вспыхнула 1 октября 1900 года на шахте № 8 «Альфред». Она продолжалась 3 дня. Лишь после прибытия на рудник усиленного отряда казаков и ареста наиболее активных участников забастовки работа на шахте возобновилась{С. И. Потолов. Рабочие Донбасса в XIX веке, стр. 247, 248.}.

Революционную борьбу рабочих Донбасса направляли Екатеринославский и Донской комитеты РСДРП, которыми руководили соратники и ученики В. И. Ленина, профессиональные революционеры И. В. Бабушкин, Г. И. Петровский, С. И. Гусев и др. В 1902 году Г. И. Петровский, работавший слесарем на Нелеповском руднике, организовал там небольшой кружок. Постепенно кружковцы перешли к политической пропаганде среди шахтеров{П. А. Моисеенко. Воспоминания. 1873—1923. М., 1924, стр. 143.}.

В 1903 году рабочие Горловки под руководством социал-демократов активно участвовали в массовых первомайских забастовках и выступлениях пролетариев Донбасса. На «Корсунской копи № 1» и ряде других шахт были проведены однодневные стачки.

Осенью 1904 года в Горловке возникла большевистская группа, в состав которой вошли И. М. Снежко, учитель А. С. Гречнев, фельдшер Е. И. Глушко, слесарь рудника № 1 В. П. Григоращенко, забойщики Д. Р. Галицев, К. И. Киселев и др. По инициативе А. С. Гречнева была организована школа по ликвидации неграмотности среди рабочих, в которой изучали также вопросы рабочего законодательства, читали марксистскую литературу и разъясняли насущные задачи пролетариата. Члены группы распространяли среди рабочих листовки и прокламации, организовывали забастовки. Большую помощь горловским большевикам оказывал Луганский комитет РСДРП. Так, в декабре 1904 года на одной из встреч делегации горловских большевиков с К. Е. Ворошиловым он по по-/252/ручению луганских большевиков передал горловчанам Устав и Программу РСДРП, книгу В. И. Ленина «Шаг вперед, два шага назад» и другую нелегальную литературу{АИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 50, оп. 1, д. 3, лл. 87, 88; К. Е. Ворошилов. Рассказы о жизни. (Воспоминания), кн. 1. М., 1968, стр. 221.}.

Активное участие принимали горловские рабочие в первой русской революции. Возмущенные кровавой расправой царизма над мирной демонстрацией в Петербурге 9 января 1905 года, машиностроители, железнодорожники и шахтеры «Корсунской копи № 1» 24 января объявили о начале забастовки, длившейся несколько дней. 21 февраля около 1500 рабочих ртутного и угольного рудников прекратили работу и собрались на митинг. Лишь после того, как полицейские открыли огонь по безоружным рабочим, выступление было подавлено.

Острый характер носили также выступления весной и летом 1905 года. 24 апреля в Горловке объявили забастовку подземные рабочие в количестве 800 человек. Через своих уполномоченных они предъявили администрации ряд экономических требований. И только после их удовлетворения 27 апреля горняки приступили к работе. 31 мая бастовали 1500 рабочих рудника № 5, а в июне — 400 горняков угольного рудника «Бельгийского анонимного общества Государевобайракских каменноугольных копей»{А. С. Кирзнер. Горнорабочие Донбасса и Криворожья в первой российской революции. X., 1926, стр. 78, 79.}.

Особенно упорный и организованный характер носила июльская забастовка рабочих Горловки, которой предшествовала большая политическая агитация большевиков. 25 июня машиностроители, добиваясь повышения заработной платы, предъявили свои требования дирекции завода. Когда 4 июля стало известно, что они не будут удовлетворены, рабочие объявили забастовку, постановив добиваться 8-часового рабочего дня, удаления с завода полиции, ликвидации штрафов и выдачи зарплаты за время забастовки{Донбасс в революции 1905—1907 годов, стр. 32, 33.}. 6 июля администрация завода, совместно с прибывшим фабричным инспектором обсудив требования рабочих, решила часть из них удовлетворить (удалить полицию, ликвидировать штрафы и пойти на некоторые другие мелкие уступки).

Но рабочие признали ответ администрации неудовлетворительным и вновь выдвинули свои требования, причем в более резкой формулировке. 8 июля на работу не вышел никто. Забастовку машиностроителей поддержали более тысячи шахтеров «Корсунской копи № 1», возглавляемые членами местной большевистской группы. Исправник в своем донесении екатеринославскому губернатору сообщал, что во главе забастовки стояли «политические руководители». Во время произведенных полицией обысков у рабочих были найдены революционные прокламации, напечатанные революционные песни и красное знамя{А. Максимов. Революционная борьба пролетариата Донбасса в 1905 году. Сталино, 1956, стр. 32.}. В Горловку для подавления забастовки стягивались правительственные войска. 11 июля рабочие добились от пристава создания специальной комиссии, в состав которой входили врачи, для расследования причин забастовки. 12 июля комиссия, обследовав несколько десятков рабочих, вынуждена была признать у них преждевременную потерю трудоспособности. Несмотря на то, что десятидневная забастовка в Горловке, проходившая весьма организованно, закончилась лишь частичной победой рабочих, она дала возможность развернуть широкую политическую агитацию и подняла авторитет большевиков. В то время среди горняков распространялась листовка «Клятва», написанная штейгером «Корсунской копи № 1» А. Я. Кодом, первым переводчиком на русский язык пролетарского гимна «Интернационал». Листовку издал ЦК РСДРП, а в июне 1905 года ее перепечатала Мариупольская группа Донецкого Союза РСДРП. «Клятву» читали на собраниях, митингах{Донбасс в революции 1905—1907 годов, стр. 36—38.}.

Активно участвовали рабочие Горловки в Октябрьской всероссийской политической стачке. Одним из крупнейших в Донбассе выступлений трудящихся против самодержавия было декабрьское вооруженное восстание в Горловке. 1 декабря директор машиностроительного завода бельгиец Лоэст объявил рабочим, что в связи с усилением кризиса производство машин сократилось и вместо 10-часового рабочего дня устанавливается 6-часовой, вследствие чего заработок снизится на 40—50 проц. По предложению Горловской большевистской группы РСДРП рабочие решили ответить на произвол администрации организованной стачкой. 3 декабря рабочие машзавода забастовали, требуя отмены изданных Лоэстом распоряжений. Их поддержали железнодорожники и шахтеры. Еще в начале декабря в ответ на обращение Екатеринославского Боевого стачечного комитета на железнодорожной станции Горловка образовался стачечный комитет, в состав которого вошли Е. И. Глушко (председатель), И. М. Снежко, В. А. Исиченко и др. После получения известий о Декабрьском вооруженном восстании в Москве состоялось совещание стачечного комитета. На нем было решено созвать 9 декабря митинг, на котором объявить всеобщую забастовку рабочих Горловки. Большевистская группа Горловки одобрила это решение. Вместе со стачечным комитетом железнодорожников и машиностроителей она приступила к немедленной организации митинга. В ночь на 9 декабря на машиностроительном заводе, руднике и станции были расклеены написанные от руки листовки. К десяти часам утра более 4 тыс. рабочих собралось на железнодорожной станции. Это были в основном машиностроители, шахтеры, железнодорожники, а также крестьяне, прибывшие на митинг из окрестных деревень. Член стачечного комитета И. М. Снежко прочитал рабочим телеграммы Екатери-/253/



Революция 1905-07 годов на Донетчине

/254/нославского Боевого стачечного комитета о начале всеобщей политической стачки и призвал рабочих последовать примеру пролетариата Москвы и активно включиться в борьбу с царизмом. Выступивший на митинге от имени заводских и рудничных рабочих слесарь Смирнов заявил, что они объединяются с железнодорожниками и будут выступать вместе{Донецкий облпартархив, ф. 7, оп. 1, д. 14, л. 63, 65.}. Все присутствующие горячо поддержали выступавших и высказались за решительные действия. Тут же был избран распорядительный комитет, фактически выполнявший функции Совета рабочих депутатов. Председателем его стал большевик Е. И. Глушко{Ф. Є. Лось. Революція 1905—1907 років на Україні. К., 1955, стр. 315.}. Ни одно распоряжение рудничной или заводской администрации не могло вступить в силу без ведома комитета. На заводе и «Корсунской копи № 1» были организованы две боевые дружины. Для приобретения оружия распорядительный комитет конфисковал в кассе железнодорожной станции 300 руб. Производился также сбор средств среди населения. Всего было собрано более 1000 руб. Специальным поездом два члена комитета отправились в Таганрог для закупки оружия. 9 декабря в 9 часов вечера на станции состоялся еще один митинг, принявший по предложению А. С. Гречнева текст телеграммы Екатеринославскому Боевому стачечному комитету, в котором сообщалось о присоединении рабочих Горловки ко всеобщей политической стачке. Здесь же И. М. Снежко от имени стачечного комитета объявил, что с 12 часов ночи управление станцией переходит в руки комитета.

Декабрьское вооруженное восстание в Горловке явилось кульминационным моментом борьбы трудящихся Донбасса. 16 декабря у главной конторы машиностроительного завода собралось около тысячи рабочих с семьями. Члены стачечного комитета предъявили директору завода требование: отменить приказ о 6-часовом рабочем дне и снижении в связи с этим заработной платы. Директор отказался разговаривать с делегацией. Но рабочие все же заставили его согласиться с этими требованиями. Вскоре на заводской двор прибыли драгуны и солдаты. Получив подкрепление, полиция потребовала от рабочих выдать руководителей стачки, но получила отказ. Тогда по приказу пристава и командира роты солдаты и полицейские дали два залпа по безоружным рабочим. 18 человек было убито, многие ранены{А. М. Максимов. На баррикадах, стр. 199, 200.}. После этой зверской расправы руководители стачки А. С. Гречнев и И. М. Снежко разослали срочные депеши всем боевым дружинам Донбасса с просьбой о помощи. Уже в ночь на 17 декабря в Горловку прибыли дружинники из Авдеевки, Алчевска, Дебальцева, Гришина, Енакиева, Кадиевки, Харцызска, Ясиноватой — всего собралось около четырех тысяч человек. Руководители боевых дружин на совещании выработали план восстания. Все дружинники были разделены на три отряда, которыми командовали большевик А. С. Гречнев, а также штейгер рудника № 1 П. А. Гуртовой и учитель из Гришина П. С. Дейнега. Утром 17 декабря рабочие начали наступление на казармы, где были расквартированы царские войска.

После двухчасового боя дружинники овладели казармами, но на помощь правительственным войскам и» Енакиева прибыл большой отряд казаков. Получив подкрепление, солдаты оттеснили восставших к железнодорожной станции. В неравной схватке погибли десятки рабочих. Несмотря на то, что бой закончился победой правительственных войск, они все же отступили, опасаясь прибытия подкрепления дружинникам. С 17 по 20 декабря Горловка находилась в руках распорядительного комитета. 21 декабря прибыла карательная экспедиция. Начались повальные обыски и аресты. Многих участников восстания схватили и бросили в тюрьмы. Некоторым удалось скрыться. Так, А. С. Гречнев добрался до Луганска, где комитет РСДРП помог ему перебраться за границу. Избежали ареста также Е. И. Глушко, А. Осипович, Н. Смирнов, Г. Суханов и другие{ЦГИА УССР в Киеве, ф. 346, оп. 1, д. 4, л. 19.}. Три года продолжалось следствие по делу Горловского вооруженного восстания и захвата рабочими Екатерининской железной дороги. Вначале предполагали судить арестованных обычным судом присяжных, но затем правительство решило превратить «Горловское дело» в «устрашающий процесс». С 7 по 19 декабря 1908 года дело участников Горловского вооруженного восстания рассматривал в Екатеринославе суд Одесского военного округа. Из 131 подсудимого военный суд признал виновными 92; 32 были приговорены к смертной казни через повешение. Опасаясь, чтобы жестокая расправа не привела к новому восстанию, власти несколько смягчили приговор — смертная казнь была утверждена восьми осужденным, а остальным ее заменили бессрочной каторгой. Приговоренных к казни 8 месяцев держали в одиночных камерах смертников, добиваясь от них подписания прошения на имя царя о помиловании. Но ни уговоры, ни угрозы, ни подкупы не сломили воли революционеров. В ночь на 4 сентября 1909 года А. М. Кузнецов-Зубарев, Г. Ф. Ткаченко-Петренко, А. Ф. Щербаков, А. И. Ващаев, В. П. Григоращенко, П. Л. Бабич, И. Д. Митусов, В. В. Шмуйлович были казнены{Там же, д. 6, лл. 192, 247, 250.}. В 1955 году в связи с празднованием 50-летия первой русской революции на месте боя рабочих дружин Донбасса с царскими войсками установлен памятный обелиск. Ряд улиц назван именами погибших, а в 1968 году городской Совет депутатов трудящихся принял решение о создании площади и мемориального памятника героям первой революции.

Поэт Павел Беспощадный в своей поэме «Дружины» писал о событиях 1905 года в Горловке:

...Здесь каждое место свято,
Где вы проходили, родные...
Где вы открывали митинг
И первый огонь по врагу./255/
Здесь дружная Горловка в пятом
Свой стяг поднимала крылатый,
Здесь каждое место — поэма,
Легенда на каждом шагу.

Выступления рабочих в Горловке продолжались и в условиях спада революции. Так, во второй половине мая 1906 года бастовали рабочие «Корсунской копи № 1»{Історія робітничого класу Української РСР, т. 1. К., 1967, стр. 309.}, а в июне того же года — около 4 тыс. шахтеров города{Журн. «Право», 1906, № 25—26, стр. 6, 7, 10.}.

Работая в годы столыпинской реакции в глубоком подполье, большевики Горловки В. Ф. Стожок, Ф. Ф. Клипов, В. П. Максименко и другие проводили среди рабочих агитационную и пропагандистскую работу. Во второй половине 1909 года большевистский заграничный центр направил в Донбасс для активизации революционной работы С. И. Гусева, который оказал значительную помощь местным большевистским организациям. Большое значение придавалось работе в уцелевших от разгрома легальных массовых рабочих организациях. На выборах руководства больничной кассы и рабочей школы на «Корсунской копи № 1» а артиллерийском заводе большевикам удалось обеспечить избрание революционно настроенных рабочих. Под их руководством проводились массовые маевки и собрания рабочих.

В годы нового революционного подъема усиливается революционная деятельность большевиков среди рабочих города. В 1912 году на «Корсунскую копь № 1» нелегально прибыл и стал работать столяром один из ветеранов рабочего движения П. А. Моисеенко. Он быстро включился в партийную работу, организовал среди рабочих подписку на газету «Правда». От редакции этой газеты в декабре 1912 года в Горловку приезжал Г. И. Петровский, который провел конспиративное собрание, разъясняя рабочим задачи партийной работы в новых условиях, разоблачал позиция ликвидаторов и призвал рабочих писать в «Правду» о своем положении и борьбе против капиталистов{П. А. Моисеенко. Воспоминания старого революционера, стр. 204, 205.}. Накануне первой мировой войны в Горловке действовали 50 различных предприятий, в т. ч. девять крупных шахт, объединенных четырьмя капиталистическими компаниями. Здесь были сосредоточены добыча коксующегося угля, производство кокса, брикетов, химических продуктов, ртути, доломитов, цемента, алебастра, извести. На горловских предприятиях в 1913 году работали 13 тыс. человек. Капиталисты, беспощадно эксплуатируя рабочих, ежегодно увеличивали свои прибыли. Так, только за 1913 год шахтовладельцы «Общества южнорусской каменноугольной промышленности» получили 1 млн. руб. прибыли{В. С. 3ив. Иностранные капиталы в русской горнозаводской промышленности. Пгт., 1917, стр. 68.}.

В заводских и шахтных поселках заштатного города Горловки проживало более 30 тыс. человек. В центре населенного пункта находились дома владельцев предприятий и инженерно-технического персонала, несколько десятков казарм и более 1200 однотипных трехоконных домиков. Располагались они на 18 линиях, в каждой — по 70 домов. На базарной площади



Общий вид Горловки, 1910 г.



Площадь Победы в Горловке, 1975 г.

были лавки, трактиры и пивные. Посреди узких улиц стояли мусорные ящики. Тут же тянулся ряд летних кухонь, большей частью ничем не крытых. Зеленых насаждений не было. В местных колодцах воды не хватало, поэтому ее приходилось привозить из речушек и колодцев, находившихся в 10—12 км от города. Шахтеры жили в очень плохих условиях. Комиссия земских врачей установила в 1910 году, что почти половина из осмотренных жилищ «Общества южнорусской каменноугольной промышленности», в которых проживало около 10 тыс. рабочих, представляла собой полуземлянки, сарайчики и летние кухни. Квартир в каменных и кирпичных зданиях на всех трех шахтах насчитывалось только 365, а хибар, сделанных



П. А. Моисеенко — профессиональный революционер, активный участник революционного движения в Донбассе.

/256/из обрезков досок и обмазанных глиной,— 1273{Труды II губернского съезда земских врачей Екатеринославской губернии, т. 4. Екатеринослав, 1914, стр. 108—134; Труды II Всероссийского съезда фабричных врачей и представителей фабрично-заводской промышленности. М., 1911, стр. 254—282.}. Лишь 30 проц. рабочих имели «спальные места», т. е. топчаны, нары или кровати, а остальные располагались на земляном полу, постелью же им служила верхняя одежда. «Любой из этих шахтеров,— писала врач, которая проводила обследование жилья,— может позавидовать жизни арестанта на строящейся Сибирской дороге»{ЦГИА СССР, ф. 37, оп. 58, д. 299, лл. 5, 6.}. За комнату в полуземлянке рабочий платил хозяину 1 руб. в месяц, а в каменном домике — 3 руб. Отсутствовала промышленная санитария. Рабочие пили воду из загрязненных луж. Один из врачей, обследовавших жилища рабочих на горловских рудниках, писал: «На шахте № 5, где особенно свирепствовала в 1910 году холера, ощущался недостаток питьевой воды, а порой и полное ее отсутствие... Стоял стон по всему руднику.— Нет воды! Нет бани! А зимой вода не доставлялась сплошь да рядом по 2—3 дня»{Журн. «Русское богатство», 1913, № 12, стр. 254.}. Неимоверно высокой была детская смертность. Так, при выборочном опросе женщин-матерей комиссия установила, что из 425 детей более половины умерло в возрасте до 6 лет.

Частыми среди горняков были вспышки эпидемических заболеваний, особенно холеры, уносившей множество человеческих жизней. Во время вспышки холеры зимой 1910 года на шахте «Корсунская копь № 1» врачом дважды были найдены в шахтной воде холерные вибрионы, а между тем эта вода по распоряжению администрации использовалась в банях и для прочих хозяйственных нужд{Труды II Всероссийского съезда фабричных врачей и представителей фабрично-заводской промышленности, стр. 276.}. Наиболее распространенными у шахтеров были заболевания органов пищеварения и дыхания, ревматизм, глазные, а также нервные болезни. Накануне первой мировой войны в Горловке работали лишь 3 больницы на 80 коек. Их медицинский персонал насчитывал пять врачей, три фельдшера и акушерку.

Вся сеть учебных заведений Горловки в первом десятилетии XX в. состояла из 2 церковноприходских, 4 заводских и 10 двухклассных земских школ, размещавшихся в бараках и избах. Они не обеспечивали обучения и десятой части детей трудящихся. Работала в Горловке и штейгерская школа, открывшаяся в 1878 году{Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии, т. 2. Бахмутский уезд, стр. 293.} и готовившая штейгеров, маркшейдеров и машинистов подъемов. В 1890 году в центре города построен «Клуб-театр собрания служащих», в котором выступали приезжие артисты, а также силами местной интеллигенции ставились самодеятельные спектакли, проводились вечера отдыха. Посещали его главным образом служащие, а также представители местной буржуазии. В 1914 году появился частный «Клуб-кинотеатр Банакер».

В годы первой мировой войны в Горловке кроме ранее действовавших предприятий были построены два бензольных завода, расширилось производство ртути. Усилилась эксплуатация трудящихся, широко применялся женский и детский труд. Росла дороговизна, особенно товаров широкого потребления. Так, цены на продукты питания к декабрю 1915 года выросли в 2,5 раза, на обувь — в 4,5 раза. Администрация шахт в годы войны вместо горнозаводских лавок учредила для снабжения служащих «потребительские общества», куда входили и рабочие, но главная роль в них принадлежала руководству предприятий. «Потребиловки» или «грабиловки», как называли их шахтеры, опутывали рабочих долгами.

Во время мобилизации состоялись антиправительственные выступления трудящихся Горловки. 21 августа 1914 года на станции Никитовка большевики П. А. Моисеенко, М. Бурых, С. Я. Бескоровайный и другие организовали митинг мобилизованных в армию. Участники митинга приняли резолюцию, в которой говорилось: «Рабочим и крестьянам война не нужна. Рабочие и крестьяне требуют ее прекращения. Мы против братоубийства»{Наша «Кочегарка». Сталино, 1959, стр. 53.}. То и дело вспыхивали выступления рабочих, недовольных растущей дороговизной и низкими заработками. Только в мае 1915 года на рудниках Ауэрбаха в течение 16 дней бастовали почти 2 тыс. человек. Около 5 тыс. приняли участие в забастовке на «Корсунской копи № 1». На Никитовских и Государевобайракском рудниках, массовые стачки продолжались 10 дней{Журн. «Літопис революції», 1928, № 3, стр. 25.}.

Для налаживания и укрепления партийной работы в Донбассе в середине 1915 года в Горловку приехал представитель петербургского комитета РСДРП С. И. Лапин. Под его руководством созданы партийные группы на Государевобайракском руднике, на рудниках № 5, № 8 и других.

На окраине рабочего поселка рудника № 5 в хибарке горнячки П. Я. Вайнер была явочная квартира{Тепло людям. Донецк, 1964, стр. 15.}, а на /257/ Фурсовском руднике в землянке М. Бурых — подпольная типография, где проводились собрания и встречи большевиков. Сюда же доставлялась полученная из Петербурга, Екатеринослава и Ростова нелегальная литература, которую перепечатывали, а затем распространяли среди рабочих{Газ. «Кочегарка» (Горловка), 15 июня 1941 г.}.

Новая волна стачек прокатилась в апреле — мае 1916 года. 15 апреля расширенное совещание представителей большевистских организаций Горловки, Никитовки и Щербиновки решило начать всеобщую стачку рабочих района. Избранный на втором совещании стачечный комитет выработал требования, которые были предъявлены администрации предприятий: увеличить заработную плату на 50 проц., отменить принудительные выходы на работу, ликвидировать штрафы, улучшить бытовые и санитарные условия в поселках и на рудниках и др. В дальнейшем стачечники выдвинули и такие требования, как установление 8-часового рабочего дня, страхование горняков за счет предпринимателей. Когда шахтовладельцы отказались их удовлетворить, комитет 19 апреля объявил о начале стачки, в которой приняло участие более 25 тыс. рабочих{В. В. Модестов. Рабочие Донбасса в трех русских революциях, стр. 172.}. Боевые отряды, созданные рабочими, охраняли подступы к шахтам и поселкам. Правительство объявило Бахмутский уезд на военном положении и начало стягивать туда войска. 27 апреля в Горловку прибыли с войсками екатеринославский губернатор и управляющий горным департаментом. Стачком послал телеграммы в IV Государственную думу, министерство торговли и промышленности с протестом против самоуправства предпринимателей. Но ответа на них не последовало. Нескольких членов стачечного комитета арестовали, бастующим перестали отпускать продукты в кредит. Однако 29 и 30 апреля митинги стали еще более многолюдными. 30 апреля губернатор подписал приказ, запрещающий первомайскую демонстрацию{Газ. «Кочегарка», 28 апреля 1936 г.}. 2 мая забастовщики с женами и детьми двинулись в балку к месту общих собраний. На пути следования жандармы встретили их нагайками и прикладами. Нескольким сотням горняков удалось прорваться сквозь полицейские заслоны и собраться на месте постоянных встреч. Но здесь их окружили полицейские и солдаты. На выручку товарищам бросились горняки. Тогда полицейские и казаки открыли огонь по рабочим. 4 человека погибли, около 20 были ранены{ЦГАОР СССР, ф. ДП, д. 18, л. 124.}.

После расстрела демонстрантов в поселке начались аресты. Только в ночь на 3 мая полиция схватила 300 активных участников стачки. Около 100 из них связали вместе и, избивая нагайками, погнали из Щербиновки кружным путем через Горловку в бахмутскую тюрьму. Тех, кто с трудом держался на ногах или был обессилен от жажды и голода, привязывали к коням. Несмотря на жестокую расправу, стачка окончилась лишь 11 мая. Рабочие вынуждены были приступить к работе почти на прежних условиях — аресты, страшная нищета сделали свое дело. Весть о кровавой расправе над трудящимися облетела весь Донбасс. До конца мая 1916 года здесь в знак солидарности с рабочими Горловско-Щербиновского района состоялось 16 забастовок, в которых приняло участие около 70 тыс. человек{В. Модестов. Рабочее и профсоюзное движение в Донбассе до Великой Октябрьской социалистической революции, стр. 96.}.

Напуганные выступлениями рабочих, предприниматели Горловско-Щербиновского района повысили заработную плату на 25 проц.{ЦГИА УССР в Киеве, ф. 313, оп. 1, д. 3298, лл. 119, 166, 257.}. Летом и осенью того же года бастовали горняки «Корсунской копи № 1». По 2—3 дня не выходили на работу до 500 человек.

Получив известие о победе Февральской буржуазно-демократической революции, вышедшие из подполья большевики Горловки призвали рабочих создать Совет. Уже 2 марта на общем митинге рабочих «Корсунской копи № 1» и артиллерийского завода был избран временный исполком Горловского Совета рабочих депутатов, в состав которого вошли большевики И. Черкашин, Г. Морозов, В. Максименко, Д. Галицев, И. Клоков, П. Казимирчук, Ф. Клипов, Г. Зосим{Журн. «Летопись революции», 1923, № 3, стр. 42.}. В то же время представители местной буржуазии создали орган Временного правительства — т. н. общественный комитет. Уже в начале своей деятельности временный исполком Горловского Совета осуществил ряд революционных мер. Представитель Совета был направлен в суд. Рабочие разоружили полицию и создали народную милицию. Избранный вскоре горнозаводской комитет профсоюза организовал потребительское общество, уделял внимание вопросам улучшения условий работы, контролировал оплату труда рабочих{Наша «Кочегарка», стр. 62.}. 5 марта из Петрограда прибыл Ш. А. Грузман, который возглавил горловский партийный комитет{В. В. Модестов. Рабочие Донбасса в трех русских революциях, стр. 188.}. В Совете образовалась большевистская фракция. 16 марта 1917 года большевики Горловки провели трехтысячный митинг рабочих машиностроительного завода и рудника № 1. На нем, несмотря на сопротивление меньшевиков и эсеров, была принята большевистская резолюция, в которой содержалось требование установить 8-часовой рабочий день, прекратить империалистическую войну. Совет, выражая волю трудящихся, заявил протест Временному правительству в связи с нотой Милюкова. Работа большевиков способствовала повышению политической активности трудящихся. 15 мая 1917 года рабочие ртутного рудника и шахты № 5 в резолюции, принятой на митинге, потребовали перехода всей власти в руки Советов, конфискации помещичьих земель, национализации промышленных предприятий и банков{Борьба за власть Советов в Донбассе, стр. 35.}.

В середине апреля состоялась партийная конференция Горловско-Щербиновского района. На пей присутство-/258/вало 25 делегатов, представлявших 1450 членов партии из Горловки, Щербиновки, Нелеповки, Никитовки, ртутного и Государевобайракского рудников, шахт №№ 5, 8, а также артиллерийского завода{В. В. Модестов. Рабочие Донбасса в трех русских революциях, стр. 196.}. Участники заслушали доклад об Апрельских тезисах В. И. Ленина и единодушно одобрили их. Избранный комитет организовал изучение и разъяснение тезисов среди рабочих района. 23 мая в Никитовке открылся съезд Советов Горловско-Щербиновского района, в котором участвовало 176 делегатов от 10 крупных предприятий и 150 мелких шахт. Присутствовавшие здесь меньшевики пытались дезорганизовать работу съезда. Однако большевикам удалось привлечь большинство делегатов на свою сторону. При голосовании была принята большевистская резолюция. Потерпев поражение, меньшевики покинули съезд. На I Всероссийский съезд Советов были избраны большевики И. Семенцов и Ш. А. Грузман{Н. Гончаренко. Советы Донбасса в 1917 г. Сталино. 1957, стр. 59.}. В июле большевистская организация Горловско-Щербиновского района насчитывала уже 2200 членов партии. На VI съезде РСДРП(б) от района присутствовали два делегата с решающим голосом — С. И. Лапин и Г. С. Головин{Шестой съезд РСДРП (большевиков). Протоколы, стр. 304.}.

Под руководством большевиков создавались и укреплялись профсоюзные организации шахт. Так, уже в марте 1917 года на шахте № 5 было 700 членов профсоюза, а в мае более 50 проц. рабочих состояло в профсоюзах, находившихся под влиянием большевиков. В мае был избран объединенный горнозаводской комитет профсоюза. Он сразу же приступил к организации потребительского общества на кооперативных началах, а также осуществлял контроль за условиями и оплатой труда рабочих.

Для оказания помощи крестьянам в борьбе за землю большевики Горловки в июне 1917 года послали две рабочие дружины в села Железное и Государев Байрак, а также создали кузнечно-слесарные мастерские по ремонту сельскохозяйственного инвентаря. В конце июля после тщательной подготовки они провели общерайонный съезд рудничных и заводских исполкомов Советов рабочих депутатов. На съезде был избран районный Совет рабочих депутатов в составе 40 человек, а через несколько дней в него вошли еще четыре представителя от крестьян. Членами исполкома Совета являлись только большевики, председателем избрали П. И. Казимирчука{Журн. «Летопись революции», 1923, № 3, стр. 52.}. Совет находился в Никитовке, ему подчинялись все горловские рудники, артиллерийский завод, железнодорожные узлы.

Капиталисты, пытавшиеся задушить революцию голодом и разрухой, затопили шахты № 5, № 8 и др. По целым неделям рабочим не отпускали хлеб, керосин, мыло и другие товары. Из-за нехватки фуража начался падеж лошадей. Даже минимальные требования рабочих администрация не удовлетворяла. В ответ на саботаж промышленников 30 августа 1917 года II районный съезд Советов рабочих депутатов объявил районный Совет «властью диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства»{Сердце, отданное людям. Рассказ о жизни и деятельности Г. И. Петровского. М., 1964, стр. 121.}. Для борьбы с контрреволюцией тогда же был организован временный революционный штаб, в состав которого вошли С. И. Лапин, П. Дорофеев, Г. Чалый и другие,— всего 10 человек{Донецкий облпартархив, ф. 16, оп. 1, д. 45, лл. 95, 97.}. Он располагался на станции Никитовка в помещении Совета рабочих депутатов.

Когда Временное правительство распорядилось распустить революционные Советы и разоружить рабочих, временный революционный штаб Горловско-Щербиновского района с помощью красногвардейских отрядов, созданных при шахтах, разоружил охрану рудников и заводов и предупредил администрацию, что в случав саботажа она будет привлечена к ответственности за содействие контрреволюции. В сентябре поступили сведения о том, что Керенский посылает в Ростов военное обмундирование, оружие и деньги; Совет назначил своих комендантов на станциях Никитовка и Горловка для контроля за движением поездов в этом направлении. Продовольствие и одежду, изъятые из реквизируемых составов, коменданты передавали рабочим на рудники.

Победу Великой Октябрьской социалистической революции в Петрограде горловские рабочие встретили с большим воодушевлением. «...Из глубины шахт приветствуем и выражаем полное доверие II Всероссийскому съезду Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а также и созданную власть в лице Народных Комиссаров и готовы поддержать их всей рабочей и боевой мощью»{Борьба за власть Советов в Донбассе, стр. 196.},— говорилось в единогласно принятой резолюции горловских шахтеров. Единственной властью в городе стал Совет рабочих депутатов, настойчиво претворявший в жизнь декреты II Всероссийского съезда Советов. Он решительно подавлял сопротивление контрреволюции, укреплял Красную гвардию, организовывал управление народными предприятиями.

Трудящиеся Горловки приняли активное участие в борьбе против калединской контрреволюции. В ночь на 4 декабря 1917 года в Никитовке состоялась конференция Советов и ревкомов Донбасса, на которой было избрано Центральное бюро Военно-революционных комитетов{Газ. «Известия революционных войск», № 4, 17 февраля 1918 г.}. В конце декабря все красногвардейцы Горловки влились в Первый Красной гвардии Донецкого бассейна полк. Боевое крещение горловские красногвардейцы приняли в конце декабря 1917 года под Ясиновкой в длительном бою с белоказаками. Все красногвардейские отряды Горловки действовали в составе революционных войск под командованием Р. Ф. Сиверса. В боях они показали образцы мужества и героизма. В одном из боев состоявший из шахтеров Горловки/259/ экипаж бронепоезда № 9 попал в засаду. Израсходовав все боеприпасы, бойцы взорвали паровоз и вступили в рукопашный бой с белогвардейцами{Наша «Кочегарка», стр. 66.}. До последнего дыхания сражался в бою под станцией Ханженково красногвардеец Н. П. Трутнев, бывший токарь машзавода.

После разгрома калединцев в Горловке, как и во всем Донбассе, по решению IV областного съезда Советов Донецко-Криворожского бассейна были национализированы шахты. Повсеместно повышалась добыча угля, росла производительность труда.

Но мирная передышка была непродолжительной — на Украину двинулись австро-германские войска. С приближением врага Горловско-Щербиновский партийный комитет своим решением от 25 марта обязал всех членов партии, способных носить оружие, вступать в революционные отряды. 24 апреля 1918 года после ожесточенных боев части Красной Армии оставили Горловку и Никитовку, а через пять дней в результате длительного артиллерийского обстрела и непрерывных атак оккупантам удалось захватить рудничный поселок и железнодорожную станцию Байрак. Сотни горловских рабочих отступили с частями Красной Армии, многие ушли в партизанские отряды, действовавшие в Байракском и Поклонском лесах. Разведывательные данные партизанам доставлял житель горнозаводского поселка А. И. Бисиркин.

Население саботировало приказы германского командования о возрождении шахт, всячески уклоняясь от работ. В знак протеста против арестов и репрессий, увольнений с работы шахтеры Горловки объявили 1 июля 1918 года забастовку, длившуюся почти месяц{АИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 5, оп. 1, д. 8, лл. 117—119.}. В начале ноября того же года под натиском Красной Армии немецкие гарнизоны стали поспешно отходить на запад. Была восстановлена Советская власть. До конца ноября возобновили свою деятельность Советы рабочих и солдатских депутатов, шахтные и заводские профсоюзные комитеты, которые в невероятно тяжелых условиях всеобщей разрухи мобилизовывали шахтеров Горловки на восстановление шахт. Уже в начале декабря 1918 года горловчане добыли для нужд молодого Советского государства первые сотни и тысячи тонн угля.

В ноябре и декабре 1918 года из шахтеров Горловско-Щербиновского района сформированы три полка Красной Армии: Ртутно-Щербиновский, 11-й Железнянский и 1-й Зайцевский. Из рабочей молодежи рудников № 1, № 5, а также села Зайцева была создана команда бронепоезда, героически сражавшаяся на Восточном фронте.

В начале 1919 года рабочие Горловки оказывали всяческую помощь частям Красной Армии, защищавшим город от деникинцев. В первых числах февраля врагу удалось его захватить, но уже в марте Красная Армия выбила белогвардейцев отсюда. Вторично Горловка была захвачена деникинцами в начале мая 1919 года. Только в первые дни белогвардейцы казнили 25 рабочих.

В декабре 1919 года части Первой Конной армии под командованием С. М. Буденного вышли на рубеж Бахмут—Попасная—Никитовка—Дебальцево. После двухдневных боев в районе Щербиновки, Никитовки, Дебальцева 11-я кавалерийская и 9-я стрелковая дивизии разгромили крупные силы противника и 30 декабря освободили Горловку и Никитовку{С. М. Буденный. Пройденный путь, кн. 1, стр. 369, 370.}. Возобновили работу советские, партийные и профсоюзные организации. 20 января 1920 года согласно решению Промбюро Совнаркома УССР были национализированы все шахты Горловки{ЦГАОР СССР, ф. 3429, оп. 1, д. 3227, лл. 52, 53.}, образовано рудоуправление. К тому времени здесь добывалось всего около 500 тонн угля в сутки.

Значительную помощь в мобилизации рабочих на восстановление шахт партийным и советским органам Горловки оказал агитпоезд «Октябрьская революция» во главе с М. И. Калининым. 12 марта 1920 года, выступая на митинге горняков шахты № 1 (так с 1920 года стала называться «Корсунская копь № 1»), Михаил Иванович рассказал о тяжелом положении в стране, о разрухе и от имени В. И. Ленина призвал рабочих быстрее восстанавливать шахты и дать стране уголь{Газ. «Беднота» (Москва), 1 апреля 1920 г.}. В июне на помощь горнякам Горловки прибыл в полном составе 4-й полк 42-й дивизии, переведенный на трудовой фронт. Бойцы Красной Армии в короткий срок овладели различными шахтерскими профессиями.

Активное участие в восстановлении хозяйства Горловки приняли комсомольцы. В марте 1920 года по заданию Горловского подрайкома КП(б)У молодые коммунисты А. Корягина и Г. Глушко начали создавать на предприятиях города комсомольские ячейки, объединившиеся в апреле в кустовой комитет, секретарем которого был избран В. П. Пшеничный. Комсомольцы брались за любую работу: разгружали составы с лесом, после ночного дежурства шли на уборку шахтных дворов, грузили уголь, устраивали воскресники. Они обучались военному делу в кружках всеобуча, состояли бойцами ЧОНа, охраняли склады, мельницы, пекарни, магазины{Донецкий облпартархив, ф. 326, оп. 20, д. 18, л. 29.}. При ячейках работали кружки политграмоты, драматический, хорового пения и др. Сборы с концертов и спектаклей шли в фонд Красной Армии и детских домов.

Большое участие в возрождении промышленности и в общественной жизни Горловки принимали женщины. На каждом предприятии были созданы женские советы. Важную роль в приобщении женщин к строительству новой жизни сыграли делегатские собрания. Под руководством партийных организаций женщины проводили собрания и митинги, участвовали в работе/260/



Расчетная книжка на имя В. И. Ленина, заведенная рабочими горловской шахты № 5 в 1923 году.

кооперативов, касс взаимопомощи, производственных партийных ячеек. Делегатские собрания контролировали строительство детских садов и яслей. На шахте № 1 в 1921 году из 440 занятых на производстве женщин 387 являлись членами профсоюза, 175 — членами клуба, 439 входили в состав кооператива, 7 были депутатами Советов{Донецкий облпартархив, ф. 3, оп. 1, д. 66, лл. 50, 51.}.

Принимались меры для улучшения снабжения рабочих продовольствием, развития потребительской кооперации. Одним из лучших в Горловке стал районный кооператив «Горняк», объединявший в 1924 году 95 проц. шахтеров{Газ. «Кочегарка», 3 января 1924.}. Широко практиковалось кредитование рабочих. Активно работали производственные комиссии районного и поселковых Советов. Депутаты посещали шахты, организовывали контроль за восстановлением предприятий, занимались подбором кадров руководящего состава шахт и заводов.

Постепенно восстанавливались все предприятия угольной, ртутной, машиностроительной, химической и доломитной промышленности. 8 июня 1923 года передовому руднику № 5 присвоено имя В. И. Ленина. На многолюдном митинге единогласно было принято предложение зачислить вождя революции почетным забойщиком, а его заработок отчислять на культработу. Рабочие желали В. И. Ленину скорейшего выздоровления{Тепло людям, стр. 29, 30.}. Во время ленинского призыва коммунистами стали участники революции 1905 года В. А. Исиченко, М. Н. Рагулин, молодые рабочие К. К. Смольников, С. Н. Егупов, А. Ф. Шейков, А. И. Чумаков и многие другие. К концу восстановительного периода, т. е. в 1925 году, в Горловке насчитывалось 2576 коммунистов. Уже в 1925/26 хозяйственном году горняки Горловки дали стране 2.2 млн. тонн угля.

В 1925 году из шахтных и заводских поселков был создан районный центр Горловка, с 1932 года она стала городом областного подчинения.

Непрерывно росло ее население. В 1926 году здесь проживало 27,3 тыс. человек{Донецкий облпартархив, ф. 24, оп. 1, д. 74, л. 154.}, а на всей территории нынешней Горловки, включая рабочие поселки,— более 40,5 тыс. человек{И. К. Вологодцев. Особенности развития городов Украины. X., 1930, стр. 194, 195.}. Основная масса их была занята на предприятиях угольной, химической, машиностроительной промышленности. Развернулось жилищное строительство, расширилась сеть лечебных учреждений. К 1923 году в Горловке работали уже 4 больницы на 250 коек, на каждой шахте открылись амбулатории, а в городе — поликлиника и противотуберкулезный диспансер. В них трудились 11 врачей, 26 фельдшеров и 125 человек младшего медицинского персонала{Донецкий облгосархив, ф. Р-2607, оп. 1, д. 719, л. 58.}.

Еще в мае 1921 года здесь созданы чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности и курсы, которые в том же году подготовили 20 инструкторов. Просветительской работой занимались учителя, а также более 500 культармейцев — коммунисты, комсомольцы и члены профсоюза. Открывались школы ликбеза. Профсоюзные организации приобрели для учащихся учебники и тетради{И. Иелевич, М. Алексанов. В боях против некультурности. К., 1929, стр. 6, 9.}. Не хватало школьных помещений, и под школы приспосабливали конфискованные у предпринимателей жилые дома, методом народной стройки возводили новые здания. За первые десяти лет Советской власти в Горловке было открыто 17 новых школ{Донецкий облпартархив, ф. 232, оп. 1, д. 20, л. 30.}. При всех заводах и шахтах работали клубы. В 1925 году в городе действовали уже семь киноустановок{Газ. «Всесоюзная Кочегарка», 21 февраля 1925 г.}.

Важное значение для развития Донбасса, как и всей страны, имели решения XIV съезда ВКП(б), взявшего курс на социалистическую индустриализацию. Они получили единодушное одобрение партийных организаций Горловки, которые провели большую работу по сплочению своих рядов и совместно со всей партией дали решительный отпор «новой оппозиции». Большевики Горловки решительно выступили за единство партии и в борьбе против троцкистско-зиновьевского антипартийного блока. 2 сентября 1926 года состоялось партийное собрание коллектива рудника № 1, участники которого заявили, что коммунисты предприятия стоят за единство партии и будут беспрекословно выполнять все указания ЦК, направленные на строительство социализма{Газ. «Кочегарка», 4 сентября 1926 г.}.

Крупное промышленное строительство развернулось в Горловке в конце 20-х — начале 30-х годов. Реконстру-/261/ировались старые и вступали в строй новые предприятия: коксохимический завод (1928 год), шахты № 19— 20 (1929 год), им. Румянцева (1932 год){Экономическая жизнь СССР. М., 1961, стр. 199, 224, 430.}. В апреле 1933 года была сдана в эксплуатацию первая очередь азотнотукового завода им. Серго Орджоникидзе — одного из крупнейших химических предприятий страны. Уже в 1926—1927 гг. на машиностроительном заводе стали действовать цехи водоотливных насосов, экспериментальных машин и металлоизделий, литейный и др. 18 февраля 1933 года здесь начал работать крупнейший в мире цех по производству врубовых машин мощностью 3 тыс. штук в год. На шахте № 5 им. В. И. Ленина в феврале 1928 года впервые в Донбассе была осуществлена механизированная выемка угля на пластах крутого падения{Газ. «Кочегарка», 3 апреля 1928 г.}.

Большое внимание уделялось подготовке квалифицированных кадров для промышленности. Еще 1 сентября 1923 года на машиностроительном заводе открылась школа ФЗУ. Кроме того, на предприятиях Горловки в те годы создавалась широкая сеть курсов и кружков, в которых рабочие повышали квалификацию. В 1929 году действовало 11 технических кружков, а в следующем году количество их возросло до 27{ЦГАОР УССР, ф. 2606, оп. 2, д. 170, лл. 1, 2.}. В помощь рационализаторам инженерно-технические работники организовали производственные кружки и ячейки общества «Техника — массам»{Газ. «Кочегарка», 25 июня 1929 г.}.

В осуществлении планов социалистического строительства огромную роль сыграло массовое социалистическое соревнование. Первой в Горловке в 1929 году в движение ударников включилась бригада проходчиков шахты № 1 во главе с А. П. Цыганковым. Он обучил мастерству всех членов бригады, в которой работали и три его сына. Каждый член бригады овладел всеми видами проходческих работ, шахтеры достигли неслыханных темпов прохождения штрека — 50 погонных метров в месяц. Партячейка и шахтком профсоюза распространили опыт передового рабочего во всех бригадах. Созывались специальные производственные совещания, после которых А. П. Цыганков демонстрировал в штреке свои методы работы. Коллективы бригад, возглавляемых А. П. Цыганковым и Е. П. Ермаковым, обратились ко всем трудящимся Горловки с призывом развернуть соревнование за ударный труд и выполнить первую пятилетку за 4 года. Рабочие шахт и заводов города подхватили этот призыв. К 7 ноября 1930 года на машиностроительном заводе им. С. М. Кирова в движении ударников участвовало уже 70 проц. всех рабочих{Газ. «Кочегарка», 14 ноября 1930 г.}. Возглавляли соревнование коммунисты и комсомольцы. Движение ударников, внедрение механизированной выемки угля позволили горловчанам выполнить план 1929 года на 103,3 процента{Донецкий облпартархив, ф. 232, оп. 1, д. 2, л. 196.}.

В 1931 году Горловку посетила комиссия ЦК КП(б)У во главе с Генеральным секретарем ЦК КП(б)У С. В. Косиором. Ознакомившись с работой угольных предприятий, С. В. Косиор выступил с докладом перед партийно-хозяйственным активом города. Отметив большие достижения горловчан в развитии угольной промышленности, он остановился на недостатках в работе шахт и в шахтном строительстве, указал пути к их устранению.

Горловский райком партии и райисполком приняли меры для улучшения работы всех производственных звеньев. Серьезное внимание уделялось подбору технических кадров. Перестроило свою работу и управление шахтами. Больше коммунистов стало трудиться на подземных работах. Улучшилось снабжение предприятий техникой.

Партийный комитет шахты № 1 поддержал инициативу забойщика Н. А. Изотова, выступившего с предложением передавать молодым горнякам опыт углевыемки. Н. А. Изотов, овладев отбойным молотком и изучив залегание пласта, выполнял по 5 сменных норм, а по окончании смены обучал молодых рабочих своим методам подрубки угля. Горловское рудоуправление организовало изотовские семинары на шахтах, а райком КП(б)У с целью пропаганды передового опыта провел 1 Мая 1932 года общерайонную массовку шахтеров, на которую собралось около 5 тыс. человек. Большую роль в пропаганде и распространении изотовского метода сыграла газета «Правда», выездная редакция которой работала в Горловке в апреле—мае 1932 года. 11 мая 1932 года «Правда» напечатала статью Н. А. Изотова «Мой метод», на которую горячо откликнулись шахтеры всего Донбасса. Об опыте работы прославленного горняка рассказывала и газета «Кочегарка», призывая «найти Изотова на каждой шахте и в каждой профессии». Инициатива Н. А. Изотова переросла в массовое движение. 25 июня 1932 года на 1-й Горловской городской партконференции Н. А. Изотов выступил с отчетом о выполнении обязательств, взятых им при вступлении в ряды большевистской партии. Если в январе он выполнил задание на 562 проц., то за 20 дней июня — на 2 тыс. проц.{Там же, д. 5, лл. 227, 228.}. Н. А. Изотов попросил выделить ему специальный горный участок, где можно было бы обучать молодежь.

1 января 1933 года на шахте им. газеты «Кочегарка» (так стала называться шахта № 1) начала действовать изотовская школа. По окончании обучения шахтеров переводили на другие участки, а на их место приходили новички. Из всех республик, краев и областей страны в адрес этой шахты и лично Н. А. Изотову приходили письма. В Горловку приезжали делегации рабочих. Они знакомились с методами работы изотовцев, заключали договора на социалистическое соревнование. Бакинские нефтяники учредили специальное знамя для победителя изотовского соревнования. За патриотическую инициативу и настойчивость в обучении молодых рабочих в 1934 году Н. А. Изо-/262/



Горные техники (справа налево): А. В. Бакланова, А. З. Черных, Н. В. Бакланова после работы в забое. Горловка, 1933 г.

това наградили орденом Ленина. К 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции в центре города сооружен памятник-монумент рабочему-патриоту.

В, годы 2-й и 3-й пятилеток устанавливались новые рекорды. 31 августа 1935 года кадиевский шахтер А. Стаханов за смену нарубил отбойным молотком 102 тонны угля. Его инициативу поддержали горловчане. Так, уже 11 сентября Н. А. Изотов за смену дал 240 тонн угля. Пять рабочих едва успевали крепить за ним лаву. Два дня спустя, 13 сентября, забойщик шахты им. газеты «Кочегарка» изотовец Ф. П. Артюхов нарубил за смену 311 тонн угля{Газ. «Механизированный забой», 16 сентября 1935 г.}. Вскоре и это достижение было перекрыто. Другой ученик Н. А. Изотова — А. Т. Степаненко — выдал на-гора за смену 552 тонны угля, крепили лаву за ним 10 рабочих. 1 февраля 1936 года Н. А. Изотов установил новый мировой рекорд — за 6 часов работы отбойным молотком дал 640 тонн угля{Газ. «За индустриализацию», 2 февраля 1936 г.}. Отличных результатов добился в том же году стахановский участок шахты № 8, руководимый горным техником А. В. Баклановой. Горняки этого участка выполнили годовой план за 9 месяцев и 20 дней{Газ. «Кочегарка», 8 марта, 21 октября 1936 г.}.

Массовое стахановское и изотовское движение способствовало быстрому увеличению добычи угля. Если в 1930 году шахта № 1 не справлялась с суточным планом и давала лишь 900 тонн, то в предвоенные годы из ее забоев горняки выдавали в сутки до 3600 тонн угля. Успешно работали и другие горловские шахты. За систематическое перевыполнение плана добычи угля во второй пятилетке и внедрение цикличности коллектив шахты «Александр-Запад» 1 марта 1939 года был награжден орденом Ленина, а 8 апреля того же года ордена Трудового Красного Знамени удостоена шахта им. Калинина. 7 апреля 1940 года в Горловке состоялось всесоюзное совещание угольщиков, на котором шахтеры Горловки и Кузбасса заключили договор на социалистическое соревнование. Соревнуясь с кузбассовцами, горловчане включились в борьбу за досрочное выполнение плана третьей пятилетки. К концу 1940 года суточная добыча угля на шахтах города достигла 20 тыс. тонн. В следующем году введена в эксплуатацию крупнейшая в Донбассе шахта № 4—5 «Никитовка».

Всего накануне Великой Отечественной воины в городе было 13 шахт, выдавших в 1940 году 7,2 млн. тонн угля.

За годы предвоенных пятилеток в городе были построены новые промышленные предприятия, значительно расширены и реконструированы старые. К 1940 году здесь работали 10 заводов. Только один машиностроительный завод им. С. М. Кирова в 1939 году выпустил свыше 900 тяжелых и 400 легких врубовых машин, более 3 тыс. насосов, освоил серийное производство горных комбайнов С-24. Широкое развитие получила химическая промышленность. Здесь действовали два коксохимических завода и азотнотуковый им. С. Орджоникидзе, коллектив которого увеличил выпуск аммиака в 1940 году по сравнению с 1933 годом почти в 5 раз{Горловский азотнотуковый завод. Горловка, 1958, стр. 17, 26.}.

В 1939 году в Горловке насчитывалась 181 тыс. человек населения{Україна за п"ятдесят років (1917—1967). Статистичний довідник, стр. 30.}. В июне 1941 года было принято постановление об образовании трех внутригородских административных районов: Никитовского, Калининского и Центрально-Городского{Газ. «Кочегарка», 5 июня 1941 г.}. Город занимал площадь более 100 кв. км. За годы первой пятилетки было сдано в эксплуатацию 350 тыс. кв. метров жилой площади{Газ. «Кочегарка», 1 января 1933 г.}. Только для рабочих шахты им. газеты «Кочегарка» в 1930 году построено 95 четырехквартирных домов и 20 трехэтажных. К концу 1940 года жилищный общественный фонд города составлял 747 тыс. кв. метров. В 1933 году в городе снесли последние халупы, где жили горняки шахты № 1, сохранив лишь одну из них под стеклянным колпаком как музейный экспонат.

За годы второй пятилетки в коммунальное хозяйство Горловки вложено 11,4 млн. руб. Началось сооружение/263/ нового водопровода и канализации, приступили к электрификации города. Были построены типография, фабрика-кухня, почтамт, универмаг, две городские бани, гостиница. Об улучшении благосостояния трудящихся свидетельствовал рост товарооборота торговых предприятий города, который в 1937 году достиг 239 млн. руб., увеличившись по сравнению с 1932 годом почти в 2,5 раза. В Горловке работало 578 магазинов, ларьков и киосков. Летом 1933 года 8-километровая трамвайная линия соединила шахты № 1 и № 5. Строили ее методом народной стройки. Тогда же за один месяц соорудили стадион на 10 тыс. мест, где уже 1 сентября состоялась первая всесоюзная спартакиада профсоюза горняков. Трудящиеся города разбили парк культуры и отдыха, построили летний кинотеатр и библиотеку. В 1934 году горловчане выступили инициаторами соревнования между городами всей страны за лучшее благоустройство рабочих поселков и подъем их культуры{Донецкий облпартархив, ф. 232, оп. 1, д. 17, лл. 203, 204.}. Эту инициативу поддержали трудящиеся Баку, Саратова, Сталино, Таганрога и других городов страны. Горловка несколько лет завоевывала первенство в этом соревновании. Наркомат здравоохранения СССР неоднократно награждал ее Красным знаменем{Газ. «Кочегарка», 15 июня 1940 г.}. Опыт работы Горловской партийной организации по благоустройству города был обобщен и опубликован в брошюре «Очередные задачи в области благоустройства», изданной Горловским городским партийным комитетом.

Накануне Великой Отечественной войны в городе функционировали шесть больниц и три родильных дома, тубдиспансер, детская поликлиника, семь школьных врачебных пунктов, детский санаторий. На всех шахтах и заводах имелись медсанчасти. В Горловке работали гельминтологический пункт, противомалярийная, санитарная и молочно-контрольная станция, три станции скорой помощи. В системе здравоохранения трудилось 150 врачей. Открыли 54 детских сада и яслей, в которых воспитывалось свыше 2 тыс. детей. В 68 школах 855 учителей обучали 33 тыс. детей. Только за годы второй пятилетки в центре города и рабочих поселках открылись 27 школ{Донецкий облпартархив, ф. 232, оп, 1, д. 17, л. 205; д. 20, л. 31.}, благодаря чему были ликвидированы трехсменные занятия. На специальных курсах, действовавших при школах, рабочая молодежь готовилась ко вступлению в средние и высшие учебные заведения. Партийная организация города придавала большое значение повышению квалификации учителей и обеспечению школ кадрами. Были организованы опорные школы, в которых лучшие преподаватели передавали молодым учителям свой педагогический опыт. Кадры для угольной промышленности готовил Горловский горный техникум, созданный в 1929 году на базе бывшего штейгерского училища. Кроме того, в течение 1931—1932 гг. здесь начали работать медрабфак, рабфак искусств, ФЗУ общественного питания, отделения Высших инженерно-технических курсов узкого профиля и Промакадемии, а также школа животноводов и огородников. Если в 1926 году в Горловке трудилось несколько десятков специали-



Пуск первого трамвая в Горловке, 1933 г.

стов с высшим образованием, то в 1939 году их было уже 1380, а со средним техническим и общим средним образованием — 21 637 человек.

В городе и поселках создавалась сеть домов культуры и клубов. 7 ноября 1927 года открыл двери Дворец труда, при котором работала библиотека, были читальный и спортивный залы, комната для любителей шахмат. Действовали художественная студия, драматический и другие кружки, объединявшие более 300 человек. В 1940 году в Горловке насчитывалось 22 дворца культуры и клуба, 26 массовых библиотек с книжным фондом около 680 тыс. экземпляров.

Большую роль в политическом и культурном воспитании населения города сыграла одна из старейших в Донбассе газета «Кочегарка» — орган Горловского городского комитета КП(б)У и исполкома горсовета. Первый ее номер под названием «Совет коммунистов» вышел еще 1 февраля 1919 года. На страницах газеты печатались статьи Г. И. Петровского, Н. К. Крупской, С. В. Косиора и других видных деятелей Коммунистической партии и Советского государства, заметки рабочих корреспондентов, репортажи, рассказы об ударниках и стахановцах. Освещался также опыт работы Советов, партийных, комсомольских и профсоюзных организаций. С «Кочегаркой» связана литературная судьба большой группы советских писателей: П. Беспощадного, Ю. Черного-Диденко, В. Торина, М. Слонимского и др. 13 сентября 1932 года в связи с празднованием 40-летия литературной и общественной деятельности А. М. Горького горловчане на общегородском собрании избрали Алексея Максимовича почетным забойщиком. 26 сентября 1932 года в приветственном письме А. М. Горькому по случаю награждения его орденом Ленина они писали: «40 лет твоей литературной и общественно-политической деятельности — великий праздник пролетариата... Поздравляем с наградой /264/и передаем большевистский горняцкий привет... Этот праздник мы используем для нового трудового подъема, для повышения темпов угледобычи»{Газ. «Правда», 28 сентября 1932 г.}. 9 марта 1934 года при газете «Кочегарка» вышел первый номер «Пионерской литературной газеты». Она оказывала значительную помощь школьным литкружкам в выявлении и воспитании одаренных детей, знакомила пионеров с литературной жизнью в стране.

Мирный труд советских людей был прерван вероломным нападением фашистской Германии. В первые дни Великой Отечественной войны в городской военкомат поступило свыше 20 тыс. заявлений горловчан с просьбой послать их на фронт. Добровольно вступили в ряды Красной Армии около 3 тыс. коммунистов и более 4,5 тыс. комсомольцев{Горловка. Биография города. Донецк, 1967, стр. 75.}. Основные предприятия Горловки быстро перестроили свою работу на военный лад и приступили к выпуску продукции для фронта. Машиностроительный завод им. С. М. Кирова перешел на производство минометов и автоматов; коксохимический — наладил изготовление бутылок с зажигательной смесью «КС». Строительные организации и механические мастерские начали выпускать новую продукцию — противотанковые ежи и сборные железобетонные доты. Как никогда прежде, Родине нужен был уголь, и горловские шахтеры горячо подхватили патриотическую инициативу — работать и за себя, и за товарищей, ушедших на фронт. В конце октября 1941 года, когда возникла непосредственная угроза Донбассу, оборудование промышленных предприятий было эвакуировано в Кемеровскую и Челябинскую области, в Киргизию и Узбекистан. Туда же выехали и часть семей рабочих и служащих. Уральское детище горловчан — Копейский завод угольного машиностроения — неоднократно награждали переходящим Красным знаменем Наркомата угольной промышленности, а в 1945 году — знаменем Государственного Комитета Обороны. Героически трудились, приближая день победы над врагом, станочники И. Г. Терентьев, И. И. Коваль, машинист башенного крана Е. П. Шевченко, бригада формовщиц во главе с П. И. Песковской, десятки и сотни рабочих, инженеров и техников.

С 22 по 29 октября на подступах к городу шли упорные бои советских войск против гитлеровцев. Под натиском врага 29 октября 1941 года части Красной Армии оставили Горловку. До лета 1942 года город находился в прифронтовой полосе. Здесь сосредоточилось большое количество воинских частей и таловых учреждений противника. В первые же дни оккупации гитлеровские захватчики создали концентрационные лагеря в районе рабочего поселка завода им. С. М. Кирова и в лесу у шахты им. М. И. Калинина. За время оккупации более 14 тыс. человек, в т. ч. женщин, детей и стариков, фашисты сбросили в ствол шахты «Узловая». На шахте им. Румянцева гитлеровцы расстреляли и замучили 70 человек, на шахте «Комсомолец» арестовали и после нечеловеческих пыток расстреляли 44 человека, в т. ч. шахтеров-стахановцев М. П. Середу, И. П. Бутенко и других{Донецкий облпартархив, ф. 5000, оп. 1, д. 3, лл. 63, 64.}.

В сложных условиях развернул работу Горловский подпольный горком партии. Его ядро составляли коммунисты М. Ф. Стогнева, В. Я. Орехов, М. Г. Шуклин, А. Г. Сергеев, Т. О. Спицин, Н. Г. Белаш и другие. Секретарем подпольного горкома партии был утвержден С. Н. Щетинин, коммунист с 1932 года, бывший парторг ЦК на шахте № 5—6 им. Димитрова треста «Красноармейскуголь»{Там же, д. 1, лл. 96, 98.}. В ноябре 1941 года С. Н. Щетинин, назначенный секретарем подпольного обкома партии, перешел линию фронта, встретился в Ворошиловграде с секретарем Сталинского обкома партии Л. Г. Мельниковым и получил указания о работе в тылу врага. Возвращаясь в Горловку, С. Н. Щетинин установил постоянную связь с командованием 18-й армии, политотделом 74-й стрелковой дивизии, а также с подпольщиками в Енакиеве, в селах Зайцево, Байрак, с комсомольскими организациями на станции Никитовка{Герои подполья, вып. 2. М., 1968, стр. 105.}. Политотдел 74-й дивизии снабжал горловских подпольщиков политической литературой и листовками. Тесную связь со 142-й кавалерийской дивизией поддерживал партизанский отряд под командованием Д. Е. Шевелева, созданный Горловским горкомом партии в сентябре 1941 года. Он действовал на территории Краснолиманского, Ямского и Артемовского районов, на станции Дебальцево. В боях с фашистами пали комиссар этого отряда В. И. Голубцов, бойцы Н. И. Воробьев, И. П. Кулиш, Н. П. Самойлов, В. А. Соломин. В мае 1942 года отряд был включен в состав регулярных частей Красной Армии{Донецкий облпартархив, ф. 5000, оп. 1, д. 4-а, лл. 6, 14.}. В ноябре 1941 года подпольный горком создал диверсионную группу во главе с бывшим председателем завкома профсоюза азотнотукового завода А. С. Сотником. В ноябре и декабре 1941 года она уничтожила склад военного имущества и солдатскую казарму, взорвала автогараж, сожгла немецкую продовольственную базу на станции Никитовка. Член подпольной партийной организации В. Я. Орехов 28 марта 1942 года на перегоне Горловка—Никитовка пустил под откос немецкий эшелон, направлявшийся на фронт. Движение поездов на этом участке прекратилось на 10 часов. Позже В. Я. Орехов устроил крушение еще одного воинского эшелона, благодаря чему прекратилось движение поездов в направлении Дебальцева на восемь часов{АИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 1, оп. 9-а, д. 110, лл. 137, 138, 183, 187; Донецкий облпартархив, ф. 5000, оп. 1, д. 1, л. 98; д. 29, л. 5.}. Коммунист М. Г. Шуклин зимой 1941 и весной 1942 годов неоднократно прерывал телефонную связь между немецкими воинскими подразделениями и комендатурами. Задания подпольного райкома партии выполняли также Гольмовская, Зайцевская, Комсомольская, Калининская и Никитовская комсомольские группы, руководимые подпольным райкомом /265/ комсомола{АИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 1, оп. 9-а, д. 253, лл. 43—45.}. Юные подпольщики переходили линию фронта, передавали разведывательные данные советскому командованию. При выполнении задания от рук гестаповцев погибли комсомольцы М. И. Жбырь, В. И. Шейн, И. И. Касьянов, П. Г. Стежко и другие{Донецкий облпартархив, ф. 5000, оп. 1, д. 1, л. 96; д. 28, лл. 10, 11; АИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 1, оп. 9-а, д. 110, л. 187.}.

К началу 1943 года вокруг Горловской подпольной партийной организации сплотился актив, который вел пропагандистскую и разъяснительную работу среди населения. Коммунистка М. Ф. Стогнева возглавила патриотическую группу, занимавшуюся распространением советских газет, проводившую беседы с жителями поселка машиностроительного завода им. С. М. Кирова, хутора Аксеновки, села Корсуня{Донецкий облпартархив, ф. 5000, оп. 1, д. 1, л. 100.}. Агитационные группы образовались на станции Байрак, а также на шахте № 8, доломитном комбинате и др. Значительную агитационную работу проводили подпольные комсомольско-молодежные организации. Комсомольцы А. Д. Бутов, Н. М. Литвинов, И. А. Фатиев, А. Е. Соломатина и другие слушали по радио сводки Совинформбюро, писали и распространяли листовки{Донецкий облпартархив, ф. 5000, оп. 1, д. 1, лл. 96, 97, 100; Герои подполья, вып. 2, стр. 107.}.

Подпольная работа на протяжении всего периода оккупации велась под непосредственным руководством ЦК КП(б) Украины. 22 июня 1942 года в Горловке побывал связной ЦК КП(б)У Д. Е. Овчинников{АИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 1, оп. 9(а), д. 51, л. 31; д. 79, л. 116.}. Выполняя указания Центрального Комитета КП(б)У, горловские подпольщики развернули широкую агитационную и боевую работу. На предприятиях города создавались специальные группы, всячески тормозившие проведение восстановительных работ, а также добычу угля на шахтах. Несколько раз они затапливали шахты, выводили из строя подъемы, вследствие чего работа прекращалась на 2—3 дня{Донецкий облпартархив, ф. 5000, оп. 1, д. 28, л. 34.}. Шахтеры, которых оккупанты силой сгоняли на шахты, под влиянием подпольщиков саботировали работы.

5 сентября 1943 года Горловка была освобождена от гитлеровских оккупантов частями 51-й и 5-й ударной армий Южного фронта. Приказом Верховного Главнокомандования за успешные боевые действия по освобождению Горловки 126-й стрелковой дивизии (командир — полковник А. И. Казанцев) и 271-й стрелковой дивизии (командир — полковник И. П. Говоров) было присвоено наименование «Горловских»{Они освобождали Донбасс. Донецк, 1963, стр. 186.}.

В боях за город отличился бывший горловский шахтер, командир танка, комсомолец А. Негурицин. Экипаж его танка в ожесточенном бою уничтожил три противотанковых орудия и до 100 гитлеровских солдат. Танкисты продолжали вести бой и после того, как машина была подбита вражеским снарядом. Прикрываясь огнем, они исправили повреждения и ворвались на своем танке на улицы родной Горловки{История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, т. 3, стр. 319.}.

На фронтах Великой Отечественной войны в борьбе с оккупантами отличились многие горловчане. В августе 1944 года в боях за село Мединяй на побережье Балтийского моря горловский комсомолец М. М. Холод закрыл своим телом амбразуру дота. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года рядовому М. М. Холоду посмертно присвоено звание



Памятник воинам, погибшим в боях за освобождение Горловки от немецко-фашистских оккупантов, 1974 г.

Героя Советского Союза. За мужество и героизм в годы войны этого же звания удостоены Г. Е. Бойко, Д. С. Доценко, В. Е. Ермаков, Б. А. Котов, В. Ф. Молозев, В. Г. Петренко, А. Ф. Рулев, Д. Ф. Тарасков, Л. А. Филин, Ф. У. Черников, Ф. А. Чичкан, В. В. Щербина. Защищая Сталинград, горловчанин И. П. Веденин повторил подвиг Николая Гастелло — направил горящий самолет на вражескую колонну и уничтожил ее. Одним из первых со своим отделением переправился через Днепр в районе Канева и длительное время удерживал плацдарм молодой горловский поэт Б. А. Котов, погибший в этом бою. Героически сражался на фронтах войны бывший слесарь машиностроительного завода им. С. М. Кирова летчик Г. Е. Бойко, совершивший 158 успешных боевых вылетов. Высокими правительственными наградами — орденами Ленина, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красной Звезды и др.— отмечены боевые подвиги коммуниста И. М. Ренскова. Горловчане хранят светлую память о воинах-освободителях и своих земляках, павших в борьбе с фашист-/266/



Уроженец Горловки летчик-штурмовик И. П. Веденин, повторивший в бою под Сталинградом подвиг Н. Ф. Гастелло. Фото 1941 г.

скими захватчиками. В 1969 году в сквере «Юных коммунаров» воздвигнут обелиск Славы. В центре города в сквере им. Советской Армии высится холм, утопающий в цветах. На вершине его установлен танк Т-34, а у подножья горит Вечный огонь. Ежедневно в полдень здесь звучит траурная мелодия «Памяти героев Горловки» (композитор Д. Б. Кабалевский). Более ста улиц в городе носят имена Героев Советского Союза, маршалов Советского Союза, земляков, героически сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Есть улицы Героев Советского Союза Г. Е. Бойко, Б. А. Котова, Ф. У. Черникова, капитанов И. Ф. Баранова и И. А. Остапенко, старшего сержанта И. М. Ренскова и многих других. Горловчане поддерживают связь с воинскими частями, освобождавшими их город.

В первые же дни после освобождения Горловки были восстановлены органы Советской власти, возобновили деятельность все общественные организации. В короткий срок, с 5 сентября по 21 ноября 1943 года, были проведены регистрация членов партии и выборы секретарей парторганизаций, восстановлены 25 первичных партийных, 61 профсоюзная, 38 комсомольских организаций. Развернули активную деятельность 3 райкома КП(б)У, объединявшие 168 коммунистов, райкомы комсомола, профсоюзные организации, горсовет, 3 райсовета, 8 поселковых и сельских Советов{Газ. «Кочегарка», 10 января 1945 г.}. Они мобилизовали трудящихся на борьбу за ликвидацию последствий оккупации. Отступая, фашистские варвары разрушили в Горловке 80 проц. жилищного фонда, затопили шахты, взорвали корпуса азотнотукового, коксохимического, машиностроительного заводов, доломитного и ртутного комбинатов, уничтожили все предприятия местной промышленности и культурно-бытовые учреждения. Дружно приступили горловчане к восстановительным работам. 8 сентября 1943 года на общем собрании жителей поселка шахты им. Калинина была организована фронтовая комсомольско-молодежная бригада в составе 34 человек. Возглавил ее бывший разведчик партизанского отряда Н. Фостов. Через день бригада насчитывала уже 70 человек. Начали с наведения порядка на шахтном дворе. Затем приступили к восстановлению шахты. Чтобы извлечь насосы из затопленного ствола, комсомольцы Гаташ и Распутько несколько раз ныряли в ледяную воду. В течение 3—5 месяцев восстановлены шахты «Рудуч», № 19—20 и построено около 30 мелких шахт{Газ. «Кочегарка», 28 марта 1944 г.}. Многие забойщики выполняли по 2—3 нормы в смену, среди них 56-летний шахтер коммунист И. Ф. Петухов, старейший шахтер И. Б. Сатанин и другие. Рабочий шахты № 19—20 М. П. Афонии годовую норму выполнил за два месяца, 48 шахтеров — за три месяца. По призыву забойщика «Кочегарки» Г. А. Сидоренко в шахты возвратились пенсионеры. Но все-таки рабочих рук не хватало. И комсомолка М. С. Гришутина бросила клич: «Женщины — в забой!» Она организовала девичью комсомольскую бригаду и 24 сентября 1943 года повела ее в забой шахты № 19—20. Рубить уголь комсомолок учил старейший мастер П. И. Борисенко. Девушки быстро овладели шахтерскими профессиями. М. С. Гришутина 5 января 1944 года выполнила за смену три нормы, первой среди женщин установив рекорд. Н. И. Кузьменко в январе 1944 года за смену вырубила 43,3 тонны угля{Г. Г. Люхерина. Рабочий класс — фронту. М., 1962, стр. 364.}. О славных делах молодых забойщиц узнал весь Донбасс. В начале мая 1944 года в забоях шахты № 19—20 работало уже 145 женщин. 1945 год шахтеры Горловки встретили большой победой — досрочным завершением годовой программы 1944 года. На-гора было выдано сверх плана 173 эшелона коксующегося угля{Газ. «Кочегарка», 6 января 1945 г.}.

Успешно восстанавливались и другие предприятия города. Коллектив машиностроительного завода уже в начале 1944 года наладил серийное производство отбойных молотков, вентиляторов и др. К концу войны производство продукции здесь достигло двух третьих довоенного уровня. Коллектив предприятия пять раз получал Красное знамя Государственного Комитета Обороны, а 2 июня 1945 года, в связи с 50-летием и большими заслугами в деле развития шахтного машиностроения, его наградили орденом Трудового Красного Знамени{Газ. «Социалистический Донбасс», 5 июня 1945 г.}. На восстановлении азотнотукового завода им. С. Орджоникидзе партийная организация и администрация предприятия содействовали развертыванию соревнования фронтовых и гвардейских бригад, в котором участвовало более 40 коллективов. Героический труд строителей и рабочих азотнотукового завода по восстановлению предприятия увенчался успехом. 28 апреля 1944 года здесь началось производство кислорода, 2 ноября того же года — аммиака, а 11 марта следующего года — аммиачной селитры. Шло восстановление ртутного, доломитного комбинатов и других предприятий. Из многих городов страны — Москвы, Горького, Свердловска, Кемерова, Прокопьевска, Копейска и других — в Горловку поступало оборудование для/267/ заводов и шахт. Только машиностроительный завод им. С. М. Кирова в первой половине 1945 года получил 213 различных металлорежущих станков, 35 прессов, 5 мостовых кранов и другое оборудование. Шахта им. Сталина треста «Прокопьевскуголь» Кемеровской области в ноябре 1943 года перечислила на счет Горловского горисполкома 360 тыс. руб. Одновременно с восстановлением промышленности труженики города организовали сбор средств в фонд обороны. За пять месяцев после освобождения они собрали для строительства танковой колонны «Освобожденный Донбасс» свыше 6 млн. руб.{Газ. «Кочегарка», 28 февраля 1944 г.}. За 1944—1945 гг. были сданы в эксплуатацию 190 тыс. кв. метров жилья, многие предприятия торговли, общественного питания, дошкольные учреждения, объекты здравоохранения, культуры, а также частично электрическая, водопроводная и канализационная сети. Уже в 1944 учебном году в городе работали 13 средних, 8 неполных средних, 25 начальных школ, в которых насчитывалось более 15 тыс. учащихся{Донецкий облпартархив, ф. 7121, оп. 3, д. 4-а, л. 45, 46.}.

После окончания Великой Отечественной войны Советское государство значительно усилило помощь промышленным предприятиям города. Со всех концов страны прибывали оборудование, продовольствие.

К 1950 году в Горловке полностью восстановлены все промышленные предприятия. Уровень выпуска валовой продукции по городу в то время превысил довоенный на 34 проц.{Донецкий облгосархив, ф. Р-4649, оп. 1, д. 87, л. 127.} Соцсоревнованием за досрочное завершение четвертой пятилетки было охвачено 90 проц. рабочих угольной промышленности. В авангарде соревнующихся шли коллективы шахт им. газеты «Кочегарка» и № 5 им. В. И. Ленина, выполнившие пятилетку в мае 1950 года. Два пятилетних плана дал забойщик шахты им. газеты «Кочегарка» Я. А. Трисичев, забойщик шахты № 5 им. В. И. Ленина И. К. Фролов выполнил девять годовых норм. Досрочно завершили планы машиностроители, химики, доломитчики, добытчики ртути. Коллектив машзавода рапортовал Родине о выполнении пятилетнего плана в апреле. Только за 1949—1950 гг. он выпустил 650 горных комбайнов «Донбасс». За создание и освоение этого комбайна его конструктору А. Д. Сукачу и директору завода И. Т. Катериничу, а также группе инженеров и рабочих завода и проектного института в 1949 году была присуждена Государственная премия СССР. В авангарде борьбы за выполнение планов пятилетки шли коммунисты, 85 проц. которых работало в основных отраслях промышленности и городского хозяйства и систематически перевыполняло свои планы. Огромную работу по восстановлению города провели поселковые, районные и городские Советы депутатов трудящихся, профсоюзные и комсомольские организации предприятий.

К 1950 году в Горловке полностью восстановлены жилищный фонд, коммунальное хозяйство, школы, учреждения дошкольные и здравоохранения, все объекты культуры. За пять лет было построено 347 тыс. кв. метров и отремонтировано 125 тыс. кв. метров жилой площади{Там же, д. 102, лл. 4, 41, 81.}. В 1950/51 учебном году в городе насчиты-



Сверхплановый эшелон угля, добытый на шахте № 5 им. В. И. Ленина. Горловка, 1967 г.

валось 75 массовых и 4 школы рабочей молодежи, в которых 1560 учителей обучали 36 тыс. учащихся{Донецкий облпартархив, ф. 232, оп. 6, д. 1, л. 162.}. Работали 3 кинотеатра, 33 клуба и дворца культуры, 127 библиотек с книжным фондом 300 тыс. экземпляров{Донецкий облгосархив, ф. Р-4649, оп. 1, д. 86, л. 257.}.

Успешное выполнение планов четвертой пятилетки создало условия для дальнейшего подъема экономики. Трудящиеся Горловки досрочно, к 5 декабря 1955 года, выполнили пятый пятилетний план и дали на 140 млн. руб. сверхплановой продукции. Более 11 тыс. рабочих, в т. ч. 6 тыс. шахтеров, выполнили личные пятилетние планы за 4,5 года. Ежегодно на предприятиях города внедрялось более 3 тыс. рационализаторских предложений{Донецкий облпартархив, ф. 232, оп. 15, д. 1, лл. 55, 56.}. Только за 1956—1958 годы в Горловке введены в строй шесть шахт, ремонтно-механический, три бетонных и деревообрабатывающий заводы, 11 больших цехов, несколько предприятий строительных материалов и пищевой промышленности.

В 1959—1965 гг. здесь были построены, реконструированы и расширены 18 предприятий, в т. ч. в декабре/268/ 1963 года введена в строй шахта им. Ю. А. Гагарина. Много делалось для механизации добычи угля. За внедрение угольных комбайнов на крутопадающих пластах шахтерам П. И. Гуржию, С. В. Михееву, А. П. Бочкареву, С. Н. Александрову и В. Ф. Лякину вместе с группой конструкторов в 1964 году была присуждена Ленинская премия{Газ. «Правда», 21 апреля 1964 г.}.

Готовя достойную встречу 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции, трудящиеся Горловки включились в массовое движение за то, чтобы дать сверх плана но менее одного процента промышленной продукции, на столько же снизить ее себестоимость и превзойти плановое задание по росту производительности труда. Образцы подлинно коммунистического отношения к труду показывали коммунисты. На шахте им. газеты «Кочегарка», например, более 60 проц. коммунистов было занято на подземных работах. Самоотверженный труд горловчан по достоинству оценен Родиной. За успехи, достигнутые в добыче высококачественного коксующегося угля, внедрение новой горной техники и в связи со 100-летием со времени основания шахта им. газеты «Кочегарка» в 1967 году награждена орденом Ленина и стала называться ордена Ленина шахта «Кочегарка». Коллектив этого предприятия стал также победителем соревнования, развернувшегося к 50-летию Великого Октября. В связи с этим шахта награждена Юбилейным Красным знаменем ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Укрсовпрофа. О достижениях на трудовом фронте рапортовали к празднику Великого Октября и другие предприятия города. Горловский машиностроительный завод освоил к тому времени производство 30 типов углевыемочных машин, многие из которых были запущены в серийное производство{Горловский машиностроительный завод имени С. М. Кирова. Донецк, 1971, стр. 81.}. На химическом комбинате им. Серго Орджоникидзе в 1967 году было выпущено продукции в три раза больше, чем в 1958 году. За этот же период здесь введены в действие 10 новых цехов.

В борьбе за досрочное выполнение народнохозяйственных планов все отчетливее проявляются лучшие качества советских рабочих — коллективизм и взаимопомощь, стремление подтянуть отстающих до уровня передовых. Так, в 1968 году шахта им. Ю. А. Гагарина не выполнила план. Это серьезно отражалось на выполнении общегородских социалистических обязательств. Передовые горняки решили помочь гагаринцам ликвидировать отставание. Их инициатива была одобрена горкомом Компартии Украины. И вот более 30 забойщиков-коммунистов из разных шахт треста «Горловскуголь» стали работать на участке № 13, выполняя по две сменные нормы, щедро делясь знаниями, умением и опытом с молодыми рабочими. Они помогли преодолеть отставание шахты, а затем возвратились на свои предприятия{Шахта № 5 имени В. И. Ленина. Донецк, 1970, стр. 64.}.

В годы восьмой пятилетки в городе введены в эксплуатацию комплекс аммиачной селитры и цех слабой азотной кислоты на химическом комбинате, вступил в строй литейный цех на Горловском машиностроительном заводе им. С. М. Кирова, подготовлены новые горизонты на шахтах и многие другие объекты. Предприятия оснащались новым оборудованием. Дальнейший рост технической оснащенности предприятий города, внедрение в производство достижений науки и техники, комплексной механизации и автоматизации способствовали досрочному выполнению планов пятилетки. Более 350 цехов, смен, участков и бригад, а также 3500 рабочих Горловки выполнили свои пятилетние планы к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Среди них Герои Социалистического Труда токарь-карусельщик А. М. Сторожев, токарь П. А. Оксень, забойщики И. П. Копичка и В. А. Сафонов, аппаратчик М. Д. Биба. ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР, Совет Министров СССР и ВЦСПС за достигнутые высокие показатели в социалистическом соревновании наградили Ленинскими юбилейными почетными грамотами такие предприятия: Калининскую центральную обогатительную фабрику, ордена Ленина шахту «Кочегарка», ордена Трудового Красного Знамени шахту им. М. И. Калинина, районное ордена Ленина энергетическое управление «Донбассэнерго», ордена Октябрьской Революции шахту им. В. И. Ленина. Два коллектива — Горловский ордена Трудового Красного Знамени химический комбинат им. Серго Орджоникидзе и Горловское радиотелевизионное ателье № 4 — удостоены Ленинских юбилейных почетных грамот ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Украинского республиканского Совета профессиональных союзов. 35 тыс. тружеников вручена юбилейная медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина».

В послевоенные годы многое было сделано для улучшения условий груда советских людей. Благодаря повседневной заботе Коммунистической партии и Советского правительства во всех областях промышленности механизированы тяжелые и трудоемкие процессы производства. Все больше внимания уделялось вопросам охраны труда, техники безопасности и промышленной санитарии. На горловских шахтах была усовершенствована вентиляционная система. Здесь широко применяются предварительное увлажнение угольных массивов, отсасывание газа с помощью вакуумных установок, а также другие эффективные технические средства борьбы с запыленностью воздуха в забоях шахт и цехах предприятий. Тысячи рационализаторов включились в поход за технический прогресс. Инженер А. П. Штых выступил с предложением каждому инженеру разработать личный план творческой деятельности, который должен являться конкретным отражением вклада инженерно-технических работников в на-/269/учно-технический прогресс. Этот почин был поддержан бюро горкома Компартии Украины и коллегией Министерства химической промышленности УССР и быстро распространился не только в городе, но и за его пределами. Начальник цеха стирола химкомбината Б. И. Парфенов с группой работников освоили новый катализатор, применение которого в производстве дало более 30 тыс. руб. экономии в год.

В период подготовки к XXIV съезду КПСС повсеместно ширилось социалистическое соревнование за выполнение «лицевых предсъездовских счетов». Инициатором его был забойщик шахты им. Изотова В. И. Довбыш, обязавшийся нарубить за шесть месяцев 1000 тонн угля сверх плана{Во славу Отчизны. Донецк. 1971, стр. 36.}. Примеру В. И. Довбыша последовали шахтеры, химики, металлисты, строители, труженики железнодорожного и автомобильного транспорта. Знатный горняк разработал личный план досрочного выполнения заданий девятой пятилетки: взял обязательство завершить личную пятилетку за 3,5 года{Газ. «Кочегарка», 9 апреля 1971 г.}. Бюро Донецкого обкома Компартии Украины одобрило эту патриотическую инициативу. На горловских шахтах начинание В. И. Довбыша поддержали 3,2 тыс. забойщиков, 25 комбайновых и 128 проходческих бригад, 446 машинистов электровозов и много рабочих других профессий. Они добыли сверх нормы более 5 млн. тонн угля, прошли сверх плана 24 км горных выработок. Многие из забойщиков и проходчиков свои личные пятилетние планы выполнили уже в 1973 году, а сам В. И. Довбыш рапортовал о выполнении пятилетнего задания 21 апреля 1973 года{Газ. «Кочегарка», 16 января 1975 г.}. Инициатива и героический труд В. И. Довбыша были высоко оценены Родиной, 19 февраля 1974 года ему присвоено звание Героя Социалистического Труда{Газ. «Известия», 19 февраля 1974 г.}.

Успехам угольщиков способствовали и «изотовские школы» передового опыта, созданные на предприятиях Горловки по инициативе передовиков производства и одобренные городским комитетом Компартии Украины. В городе работает около 50 таких школ, руководят ими шахтеры-новаторы{Огни соревнования, стр. 88.}. Большую роль в повышении производительности труда играет социалистическое соревнование с предприятиями других областей страны. Шахтеры объединения «Артемуголь» города Горловки вот уже несколько лет соревнуются с трудящимися комбината «Прокопьевскуголь» Кемеровской области, а горловские шахты «Кочегарка» и им. М. И. Калинина — соответственно с шахтами им. Зименко и им. М. И. Калинина комбината «Прокопьевскуголь».

Высокий трудовой и политический подъем горловчан, большая организаторская и воспитательная работа партийных организаций по разъяснению решений XXIV съезда КПСС, широкое распространение опыта передовиков и новаторов производства обеспечили значительные достижения в выполнении заданий девятой пятилетки.

В настоящее время в городе насчитывается 800 промышленных предприятий, учреждений, строительных организаций. За годы девятой пятилетки объем промышленного производства увеличился на 22 проц.



Стенд наглядной агитации в Горловке, 1975 г.

производительность труда возросла на 18 проц. На нужды промышленного строительства в городе было израсходовано более 500 млн. руб. Это обеспечило своевременную реконструкцию действующих и строительство новых предприятий. Вступили в строй фабрика по производству трикотажного полотна, комплекс серной кислоты, автобусный и троллейбусный парки, станция техобслуживания автомобилей, ежегодно открывались новые горизонты на угольных шахтах и сооружались другие объекты промышленного назначения. Труженики Горловки за это время дали Родине сверх плана 590 тыс. тонн угля, 114 тыс. тонн минеральных удобрений, 80 тыс. тонн кокса, 15 тыс. тонн огнеупоров, на 17 млн. руб. товаров народного потребления. Реализовано сверхплановой продукции на 65 млн. рублей.

Активно включившись во Всесоюзное социалистическое соревнование за достойную встречу XXV съезда КПСС, горловчане добились новых успехов в выполнении народнохозяйственных планов. Забойщики В. В. Супрун из шахты им. Н. А. Изотова и В. А. Ефанов из шахтоуправления им. Ю. А. Гагарина, обязавшись за 25 ударных стахановских декад выполнить годовые задания, ежедневно выполняли нормы на 170—180 проц. Их инициативу поддержали более тысячи забойщиков. С сентября 1975 года бригады забойщиков участка № 109 шахтоуправления «Александр—Запад», руководимые В. Г. Селиверстовым и М. И. Роменским, в честь XXV съезда КПСС ежесменно давали сверх плана по 2 тонны угля на каждого забойщика. В числе первых досрочно завершили пятилетку коллективы шахт «Александр—Запад», «Комсомолец», им. Ю. А. Гагарина, ртутного комбината, производственного объединения «Стирол» и др. Более 20 тыс. горловчан рапортовали о досрочном завершении личных пятилеток./270/



Парк в Горловке, 1975 г.

За достижение наилучших показателей в соревновании за достойную встречу XXV съезда КПСС ЦК Компартии Украины, Совет Министров Украинской ССР и Укрсовпроф приняли постановление о занесении в Книгу трудовой славы на Выставке достижений народного хозяйства УССР шести коллективов, в т. ч. участка № 109 ордена Ленина шахты «Александр—Запад»; бригады проходчиков ордена Трудового Красного Знамени шахты им. Румянцева, возглавляемой Б. Ф. Шуйским; смены аммиачного цеха № 1 производственного объединения «Стирол» (начальник — А. И. Лышко); бригады слесарей-монтажников специализированного управления № 211 треста «Донбасс-промхиммонтаж», возглавляемой Героем Социалистического Труда А. Е. Кавериным. В Книгу трудовой славы города занесены 25 передовых коллективов — победителей соревнования, проходившего под девизом «XXV съезду КПСС — 25 ударных стахановских декад!».

Самоотверженный труд горловчан высоко оценен Коммунистической партией и Советским правительством. В городе трудится 21 Герой Социалистического Труда, 517 человек награждены орденом Ленина, 102 — орденом Октябрьской Революции, 803 — орденом Трудового Красного Знамени. В Горловке — 34 тыс. ударников коммунистического труда. Высокое звание предприятия коммунистического труда завоевали шахта им. Румянцева, Центральная обогатительная фабрика «Узловская», городская типография, железнодорожная станция Никитовка, более 350 цехов, смен и бригад. Успехи горловчан в труде явились результатом повседневного руководства партийной организации города, работы местных Советов депутатов трудящихся, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций. Ряды партийных организаций Горловки систематически растут за счет лучших представителей рабочего класса и интеллигенции. Так, в 1975 году здесь насчитывалось 21 125 коммунистов, объединенных в 341 первичную партийную организацию. Городская партийная организация воспитала многочисленные кадры партийных, советских и хозяйственных работников, среди них А. И. Гаевой (17.1 1907—3.VII 1962) — партийный и государственный деятель УССР, П. А. Розенко — заместитель Председателя Совета Министров УССР, председатель Госплана республики, и другие. 15 делегатов от Горловской партийной организации принимали участие в работе XXV съезда Компартии Украины, а аппаратчица Горловского производственного объединения «Стирол» Л. А. Безуглова, забойщик шахты им. Н. А. Изотова В. И. Довбыш, первый секретарь Калининского райкома Компартии Украины Н. Г. Коваль и первый секретарь Горловского горкома Компартии Украины Ф. С. Сдержиков были делегатами XXV съезда КПСС.

В Верховном Совете СССР горловчан представляет забойщик шахты им. Н. А. Изотова Герой Социалистического Труда В. И. Довбыш. Старшая аппаратчица объединения «Стирол» Герой Социалистического Труда М. Д. Биба, директор шахты им. Румянцева объединения «Артемуголь» П. И. Троц избраны жителями Горловки в Верховный Совет УССР. 22 знатных труженика являются депутатами Донецкого областного Совета депутатов трудящихся. 424 горловчанина работают в составе городского Совета депутатов трудящихся, среди них 224 коммуниста, 193 женщины. Бюджет горсовета в 1975 году составил около 32 млн. руб., в т. ч. на здравоохранение ассигновано более 15 млн., на просвещение — более 10,7 млн., на развитие культуры — 186,8 тыс. руб. В городе созданы 39 депутатских групп и 77 постоянных комиссий. В практической работе Советам депутатов трудящихся и их исполкомам оказывают помощь внештатные отделы, общественные комитеты микрорайонов, родительские, домовые, уличные комитеты, женские советы и добровольные народные дружины. В их составе — около 30 тыс. человек. Повышается роль и активность трудящихся в работе комитетов, групп и постов народного контроля, которых в городе более 800 — они объединяют около 9 тыс. человек. В Горловке — 327 первичных комсомольских организаций, в которых состоят на учете 45 470 членов ВЛКСМ, и 483 профсоюзные организации, объединяющие в своих рядах 166 тыс. человек. Они являются помощниками партийных организаций.

Неуклонный подъем социалистической экономики и повышение производительности труда в послевоенные годы создали условия для повышения материального благосостояния трудящихся. Из года в год растет товарооборот торговых организаций города — в 1975 году он составил 285 млн. руб. Каждая семья в Горловке имеет телевизор, холодильник, стиральную машину. В личном пользовании горожан — свыше 5, 5 тыс. автомобилей и более 12 тыс. мотоциклов различных ма-/271/рок. За годы девятой пятилетки личные сбережения трудящихся Горловки, хранящиеся в государственных сберкассах, увеличились вдвое.

О росте жизненного уровня советских людей свидетельствует и улучшение жилищных условий. Только за период с 1951 по 1975 год за счет общественных и государственных средств в городе построено более 2,1 млн. кв. метров благоустроенного жилья. К 1 января 1976 года жилищный государственный фонд Горловки составлял 3325 тыс. кв. метров. Возникли новые микрорайоны, появились высотные здания, размещенные вдали от промышленных предприятий. Здесь же — школы, детские дошкольные учреждения, магазины, домашние кухни и другие бытовые учреждения. Только за годы девятой пятилетки сданы в эксплуатацию три школы, 11 детских садов-яслей, 40 магазинов и 57 предприятий общественного питания, два дома быта, пять поликлиник, родильный дом и другие здания социального и культурно-бытового назначения. Улучшены водоснабжение, газификация, реконструирована канализационная сеть. Среди 426 коммунально-бытовых предприятий, кроме дома быта, работает свыше 230 пунктов и мастерских бытового обслуживания, 75 парикмахерских, 42 механические прачечные и химчистки. Город утопает в зелени, его улицы освещены и заасфальтированы. Здесь открыто 8 трамвайных, 2 троллейбусных и 25 автобусных маршрутов. Горловка связана автобусным сообщением с Киевом, Харьковом, Симферополем, Запорожьем, Днепропетровском, Ворошиловградом и другими городами республики и области. Ежегодно автомобильным транспортом здесь перевозится более 500 млн. тонн народнохозяйственных грузов. Город радиофицирован и имеет широко разветвленную телефонную сеть.

Горловка — один из наиболее крупных транспортных центров Донбасса. Здесь пять железнодорожных станций — Никитовка, Горловка, Трудовская, Байрак, Майорская.

О здоровье горловчан заботятся 844 врача и 3 тыс. человек среднего медицинского персонала, которые работают в 25 больницах и медпунктах на предприятиях, в 4 специализированных поликлиниках, в 10 фельдшерских пунктах и в других лечебно-профилактических учреждениях. Ежегодно около 50 проц. городского бюджета расходуется на здравоохранение. В городе имеется 141 дошкольное учреждение, где воспитываются более 17 тыс. детей.

Большие изменения произошли за годы Советской власти в области народного образования. В 1975/76 учебном году в городе насчитывалось 55 тыс. учащихся, которые обучались в 84 общеобразовательных школах (из них 46 средних и 38 восьмилетних). Воспитательную и учебную работу в школах ведут более 3 тыс. учителей, среди них заслуженные учителя УССР Г. И. Деменко, Г. К. Милько и другие высококвалифицированные педагоги. Они передают свои знания учащимся, прививают им любовь к труду, преданность социалистической Родине, делу строительства коммунизма. Растут ассигнования городского Совета на народное образование, в 1975 году они превысили третью часть общегородского бюджета. Большую помощь школам в воспитательной работе оказывают три дворца пионеров, детские спортивная и техническая школы.



Профилакторий в Горловке, 1975 г.



Горловский государственный педагогический институт иностранных языков, 1975 г.

Из года в год увеличиваются и ассигнования на высшее и среднее специальное образование. В городе работают Государственный педагогический институт иностранных языков, филиал Донецкого политехнического института, 5 техникумов (машиностроительный, индустриальный, политехнический, торговый, автодорожный), медицинское училище, 12 профессионально-технических училищ. Техникумы города ежегодно выпускают более 700 специалистов для народного хо-/272/



Почетная Грамота Президиума Верховного Совета УССР, которой награждена Горловка 24 сентября 1968 г.

зяйства страны. В высших учебных заведениях обучаются свыше 3,7 тыс. студентов, трудятся около 300 преподавателей, среди которых более 50 кандидатов паук и доцентов.

В 50-х—70-х годах в Горловке успешно велось культурное строительство. Сейчас здесь действуют 7 кинотеатров, 25 дворцов культуры и клубов, 7 парков культуры и отдыха, а также десятки залов и красных уголков. Одним из крупных очагов культуры в городе является Дворец культуры им. Ленина шахты «Кочегарка». К услугам его посетителей — большая библиотека, студии, спортивные залы, помещения для работы различных кружков. При дворце созданы хор, драматический театр, духовой оркестр, студия баянистов. Искусство и мастерство заслуженного ансамбля народного танца высоко оценили не только трудящиеся Горловки, но и москвичи, горняки Англии, Польши, перед которыми выступал ансамбль. Ежегодно в городе проводятся смотры или фестивали самодеятельного искусства.

Книжный фонд 214 библиотек превышает 3,6 млн. томов. Их читателями являются более 160 тыс. человек. В 1975 году жители города выписали 800 тыс. экземпляров газет и журналов. Большой любовью и авторитетом у горловчан пользуется старейшая газета Донбасса — «Кочегарка». Ныне ее разовый тираж составляет свыше 63 тыс. экземпляров. Она оказывает повседневную помощь многотиражным газетам четырнадцати крупнейших предприятий города. В 1969 году в связи с 50-летним юбилеем газета «Кочегарка» награждена Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета УССР и знаком «Шахтерская Слава» 1-й степени.

В городе работает старейшее в Донбассе литературное объединение им. Павла Беспощадного. Членами объединения, а также историками, журналистами написано много книг, рассказывающих об истории фабрик и заводов: «Наша «Кочегарка», «Донец идет через кряж», «Тепло людям», «Горловка», «Вечно живые традиции», «Горловский машиностроительный завод имени С. М. Кирова» и другие.

В 1959 году начал работать художественный музей, ставший одним из центров эстетического воспитания жителей города. Он систематически пополняется произведениями живописи, графики и скульптуры из государственных фондов, а также за счет подарков художников и любителей-коллекционеров из разных городов страны. Здесь устраивают передвижные выставки крупнейшие музеи СССР.

Много материалов, рассказывающих о славных революционных, боевых и трудовых делах горловчан, собрано в историческом народном музее, созданном в 1958 году. В Горловке работают 8 музеев на общественных началах и комнат-музеев промышленных предприятий, лучшим из которых является народный музей шахты «Кочегарка», открывшийся в 1967 году. В нем всегда много посетителей. Они знакомятся здесь с историей шахты, с ее лучшими тружениками, с теми, кто своим трудом, ратными подвигами вписал яркие страницы в летопись города. Торжественно проходит здесь посвящение в рабочие. Со словами напутствия перед молодежью, готовящейся принять эстафету трудовой славы из рук старшего поколения, выступают ее будущие наставники. Они призывают юношей и девушек быть достойными этой высокой чести, торжественно вручают новичкам трудовые книжки и памятные свидетельства о присвоении звания рабочего. В 1974 году музей награжден Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета УССР.

Активным пропагандистом музыкальной культуры является коллектив преподавателей музыкальной школы, который систематически дает концерты для горожан. Ежегодно здесь выступают театральные труппы, концертные бригады, ансамбли, отдельные исполнители из/273/ различных городов УССР, РСФСР и других, республик страны.

Особое внимание партийных организаций города направлено на усиление идеологической работы. Здесь действуют городской Дом политпросвещения, а также 15 кабинетов марксизма-ленинизма.

Работают отделение общества «Знание», в составе которого — более 3 тыс. лекторов, городское общество охраны памятников истории и культуры, коллективными членами которого являются 64 предприятия и учреждения.

Важное место в оздоровлении трудящихся занимают физкультура и спорт. В городе — свыше 75 тыс. спортсменов, объединенных в 170 физкультурных коллективах. В их распоряжении стадионы, спортивные залы, плавательный бассейн.

В послевоенный период сооружены памятники В. И. Ленину, С. М. Кирову, М. И. Калинину, Серго Орджоникидзе, Н. А. Изотову, воинам-освободителям Горловки, горловчанам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, памятник-скульптура «Воин Советской Армии», монумент «Скорбящая мать» и др. Всего в городе воздвигнуто 62 памятника.

Из года в год растут и крепнут интернациональные связи трудящихся Горловки. Только за последнее десятилетие продукция промышленных предприятий была представлена более чем на 30 международных ярмарках и выставках. Она поставляется во все республики СССР и в различные зарубежные страны. На предприятиях города проходят стажировку специалисты из братских социалистических стран. Горловчане поддерживают связи с трудящимися 11-го района города Будапешта, где сооружен памятник их погибшему земляку капитану Советской Армии И. А. Остапенко. В городе работают отделения обществ советско-германской и советско-польской дружбы.

В связи со 100-летием основания и за успехи в хозяйственном и культурном строительстве Горловка была награждена Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета УССР. С каждым годом благоустраивается и хорошеет город шахтерской славы, жители которого отдают все свои силы, знания и опыт претворению в жизнь грандиозной программы коммунистического строительства.

И. С. Павлик, |Ф. Я. Самохвалов|


<< Том Донецкая область, стр. 249-273 >>